Ролевая по LOST, но со своим сюжетом

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Анкета

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

1. Имя
(полное имя)
2. Возраст
(от 18 и дальше. Никаких исключений)
3. БИО
(не меньше 5-ёх строк)
4. Характер
(не меньше 4-ёх строк)
5. Внешность
(Можно картинку.Но лучше Описываем всё до мелочей. Что носит, какой нос, глаза, цвет волос и.т.д.и.т.п.)
6. Кем работали/где учитились
7. Вещи, которые постоянно носите ссобой
8. Кем являетесь на роле? (пассажир, учёный лаборатории, заключённый лаборатории т.е. "подопытный кролик")

Об игроке
1. Имя/прозвище
2. Возраст
3 Связь
(никаких ЛС)
4. Как часто будете приходить
5. Ссылка, где пропиари ролу

Анкеты принимает
Nansy
Audrey Gray

P.S. давайте только не будем писать в каждой анкете (особенно у девушек) "Сильная, храбрая и.т.д и.т.п." если каждая будет это писать, то будет не интересно. Я понимаю, что каждая хочет казаться храброй, но будет не интересно, так что задумайтесь над пунктом "характера" можно быть и не только мужественной, но и доборой, дружелюбной-такие люди тоже нужны

0

2

1. Нэнси Смит

2. 23,5 лет
3. Родилась в Америке, штат Месачусетс, жила в многодетной и довольно бедной семьи,Родители были алкаголиками, и на Нэнси держались все обязоности старшой сестры,однажды Нэнси приходя из школы  видит ,как отец насилует её младшую сестру прямо у неё на глазах,девушка хватает рядом находившуюся с ней клюшку и бьёт отца по голове, отец умирает,вскоре от алкоголя умирает и мать..Детей забирает в детдом...  после окончание средний школы Нэн едит в Лондон и паступает в Юридический универсетет и учится на адвоката, закончив учёбу работает в адвокатском бюро, и всё было бы нормально, но однажды к ней обращается клиент, которого обвиняют в убийстве жены,ему гразит срок 15 лет, однако на предворительном совещании мужчина рассказывает, что он не убийца и это всё подстроенно специально...Нэнси верит ему..,она старается найти какие либо доказательства и выесняет, что последние нахождение Кэрен (убитой жены) была Австралия, куда она ездила к своему брату, собрав вещи Нэнси едит в Австралию найдя достаточно докозательств, (потом придумаю какии) что убийца не кто иной как брат потерпевший, она едит обратно в Лондон, но тут происходит катастрофа..
4. Из-за трудного детсва, Нэнси  скрытная, но  самостоятельная, всегда проявляет заботу к людям, на неё можно положится...Людям она доверяет, но только если она сама так чувствует, она всегда выслушает, но сделает всё равно по своему., когда кто-то начинает спорить лиш делает вид ,что слушает, или просто уходит,вообще она психолог и поэтому она сразу находит общение с человеком..ещё Нэн очень упрямая, эту черту характера девушка воспитывала несколько лет, когда училась на адвоката. Может она показаться такой смелой и храброй (да есть в ней немного такие качевства..), но на самом деле Нэнси другая... Она любит тишину, спокойствие, нежность, а быть так называемой пацанокой-это не её (если конечно,не крайнии случаи). Конфликты никогда не решала насильственным путём. Только устно и мирно. Никакого мата и ора.

5.Чёрные волосы чуть ниже плеч по природе премые,но она их часто завивает(но после котострофы фиг их завьёш, так что прямые) Телосложение худая, но не тощая..(параметры 87:58:88, вес 53 кг, рост 1,70) Обычно носит веши удобные,но элегантные так что если это туфли то с предельно маленьким каблуком,а если юбки то не узкии, в данном случаи в поездки на ней была кофта на широких бретельках цвета хакки, тёмно синии джинсы на бёдрах , кеды цвета хакки и спортивная сумка через плечо..
6. адвокат
7.  в сумке сохранилась папка с документами,бутылка с водой, а также нож который она нашла после катострофы..
8. пассажир

Об игроке
1. Асё
2. 16
3 е-мыло,ася
4. Могу хоть ,каждый день!

0

3

1. Одри Грей
2. 23
3. Родилась в Калифорнии. 15 октября, в тот день лил очень сильный дождь и дороги были размыты, так что доехать до больницы её родители так и не смогли, а мать умерла после двух часов, рождения дочери. После ей расскажут, как её мать умерла, какие мучения она преодолела, как ждала рождения Одри. Имя ей дали в честь её матери, пусть эта плохая примета, но её отцу-Джерарду было тогда плевать, потому что это была последняя просьба умирающей жены, то есть назвать дочь "Одри".
В пять лет Джерард увозит Одри в Техас ибо его ищут власти, т.к. отец девушки до сих пор является известным наркодиллером, которого ищут уже многие, но никак не могу найти. Так что жизнь Одри была полна как радостных, так и грустных событий.Радости заключались в дорогих подарках, в выполнениях любой просьбы, начиная от игрушки заканчивая дороущими часами или новыми барабанами. Да, Одри умеет играть на барабанах-её этому научил лучший друг Джерарда-Иззи. Именно он заменял отца Одри, когда того не было дома. Впервые Одри села за барабаны в девять лет, а первая песня сыгранная ей была из творчества Queen. Учёба на этом инструменте продолжалась около года, пока Иззи не уехал в Лондон, где его застрелили во время дня его рождения. Зачем? Наёмник просто спутал его в отцом Одри.
После этого случая десяти летнею Одри увозят из Техаса в Азию, точнее в Саппоро, Япония. Не сладко пришлось юной Одри в совсем незнакомой ей стране. Незнакомый язык, национальность, традиции, взгляды на жизнь. Тут она чувствовала себя неловко. Это её просто убивало, изъедало изнутри. Она не могла ни учиться, ни завести друзей, потому что детей её возраста, да которые знают её язык найти было практически невозможно, но уже через пол года Одри понимает, что сидя дома и общаясь с "окружающим" миром через переводчика просто невыносимо и она начинает учить японский. Уже через два месяца она могла свободно общаться с остальными, но друзей она так и не смогла найти. Никто не хотел дружить с девушкой из Техаса. Мучениям пришёл конец лишь когда Одри исполнилось тринадцать. Тогда отец увозит её во Францию. И всё по новой. Учить язык, находить друзей, обосновываться в новом городе, но тут ей повезло больше. Девушка находит лучших друзей, с которыми проводит время, а они знакомят её с Парижем. В те времена Одри чувствовала себя самым счасливым ребёнком на земле, но ей не хватало материнской заботы, которая вынуждала её плакать. Джерард не мог смотреть на мучения дочери. Так в жизни семейства Грей появляется Ребека-будущая мачеха Одри, хотя назвать её "мачехой" у Одри просто язык не поворачивался ибо с самых первых секунд девочка просто влюбилась в эту удивительную женщину, которая проявляла заботу к Одри. Они могли по-долгу сидеть на балконе и говорить свободно на самые разные, интересные и даже не очень интересные темы. 14-ый день рождения Одри был самым радостным, полным веселья праздником. Ведь в её жизни появились настоящие друзья, приёмная мать, отец, который теперь постоянно улыбался...Но...
Эта беззаботная жизнь длилась не долго. Власти и киллеры уже добрались до Парижа. Одни хотели посадить всё семейство в тюрягу, другие просто убить. Джерард принимает очень сложное решение ради своей семьи. 13 октября как раз накануне 15-ого дня рождения Одри Джерард увозит дочь и жену в Россию, где они жили два года. Эти года были самыми отвратительными в жизни Одри. Без денег потому что отец куда-то пропал, без знания русского языка, без надежды. Ребека и Одри жили в какой-то зашатанной квартире, которая досталась им даром от какой-то старухи, которая покончила жизнь самоубийством ибо её сын погиб в аварии. Ребеке пришлось работать стриптезёршей в ночном клубе, со своим шикарном телом ей удалось пробраться в один из элитных клубов Москвы, так что на жизнь хватало, а Одри тем временем связалась с "плохой" компанией, с которой познакомилась совершенно случайно. Один из этой компании знал английский и поэтому Одри быстро сдружилась с ними, стала по тихоньку учить русский. В 16-ть лет стала курить, пить как последний алкоголик, а Ребеке было наплевать на неё в прямом смысле, потому что она каждую ночь продавалась очередному клиенту в клубе, именно в комнате для уединений. Буквально через полгода, Одри пробует наркотики и теперь это её зависимость...Ломки, истерики, попытки самоубийства-это всё преследует её, подкрадывается незаметно и уволакивает в мир адской боли. Она продаёт свои дорогущие часы, одежду, ворует в метро, только ради дозы. Уже через два месяца её просто не узнать. Одри-ужасна. На неё невозможно смотреть. Худощавая до невозможности, мешки под глазами, пустой взгляд, осипший голос-именно такой увидел свою дочь Джерард в аэропорту, когда она пыталась его обворовать. Да, она забыла своего отца, она его просто не помнила. В тот момент Джерард понял, что совершил ошибку вмей своей жизни-отправив их туда.
Найдя Ребеку за сутки, он увозит обеих в Германию. Одри сразу отдаёт на лечение в самую престижную Берлинскую клинику, где она принимает человеческий вид за три месяца, а Ребеку ждал менее счастливый конец. Она больна, больна тяжело. У неё ВИЧ. Это был удар для Джерарда и для Одри, которая уже излечилась и в полном порядке. 25 сентября Ребеку нашли мёртвой в квартире. "Самоубийство"-в один голос утверждали специалисты. Ребека проглотила три пузырька с таблетками не понятного происхождения. Одри не могла это пережить. Снова это одиночество и боль. В 17 лет Одри в тайне от отца уезжает жить  в Гамбург, но через месяц Джерард узнаёт об этом, но на удивление Одри отец не против. Он поддерживает её во всём, то что девушке не о чем беспокоится. Жизнь, видимо, опять налаживается, но уже через полгода Одри беследно исчезает. Она вновь возвращается в Штаты, где знакомится с Марком Стивенсом. Он был сыном мафиози ну и пошёл по стопам отца, продолжая это чёрное дело. Здесь и начинаются её настоящие приключения, игра со смертью, разные погони, перестрелки, выкупы...Уже через пару недель Одри стала настоящей пацанкой, которая рвалась в бой при каждом удобном случае. С ней было опасно связываться. Её боялись, а Одри это только нравилось. Жила как хотела, где хотела, даже уже Марк, который сделал из неё "человека" не был ей указом.
В 20 лет Одри  создаёт свою банду, причём туда входили только одни парни и исключительно лет 23-ёх. Начались настоящие грабежи. Многие банки разорались, их никто не мог поймать, даже проследить за ними не удавалось ибо компания Одри скиталась по городу исключительно ночью, а днём они была за городом, живя в подвале заброшенного склада. Но всему приходит конец и в 24 года Одри приходиться покинуть Штаты вместе с десятью милионами...половина наличными, а половина на трёх карточках, но кто мог догодаться, что всё закончиться именно так...
4. На первый взгляд Одри может показаться  стервой, которая преследует только свои собственные цели, а на остальных ей глубоко наплевать, но это далеко не так, сняв маску стервы, перед нами открывает полная противоположность. Всё ради друзей, помогать во что бы то ни стало тем, кто в этом нуждается прежде всего.
Бойкая натура- может постоять за себя и одарить крепким словом, после которого можно долго находиться в ауте.
Одри легко может как привязаться, так и отвыкнуть от человека противоположного пола. Она никогда по-настоящему не влюблялась и найти кого-нибудь с такими же "странностями" для неё практически не возможно. Она часто путается в своих отношениях к людям, не спит по ночам, размышляя над тем, как поступить с тем или с тем человеком. Иногда ей приходится не сладко и тогда её лучше не трогать, даже близкого человека может послать...далеко и на долго, а потом сожалеть.
Может заводить знакомства сама и брать всю инициативу на себя. Очень легка и понятлива в общении. С ней легко найти общий язык и пообещаясь с ней не очень долго, появляется такое впечатление будто собеседник знает её всю жизнь, потому что она очень открытый человек, который никогда не таит секретов от других, но всё же это не значит, что она будет делиться всем с первым встречным. Она умеет "сортировать" людей, понимать всё по взгляду. Этому научил её отец, довольно долго проходило учение, но зато какой результат!
Очень любит посмеяться своим звонким и заразительным смехом, который всех умиляет.
Думаю на первый раз хватит, лучше узнавать игрока во время игры
5. У Одри худощавое телосложение, что ей никогда не нравилось. Девушка всегда хотела иметь спортивное тело, но как она не трудилось тело оставалось по-прежнему худым, хотя это всё наследственно. Предшественницы её рода всегда были очень худыми и поэтому Одри поняла, что ходить в спортзалы это всего лишь лишняя трата времени. Волосы девушки тёмные, хотя с рождения она была тёмно-рыжей, но перекрасилась в 13 лет и теперь её цвет волос темно-шоколадный. Выразительные глаза достались ей от отца, а тёмно-синий цвет перешёл ей от бабушки. Пухлые губы, чуть грубоватые черты лица добавляют ей образ некой непоседы, которая одновременно может быть леди или что-то в этом роде.
В одежде предпочитает удобство, оригинальность и практичность. Так что Одри никогда не носила шпильки, каблуки, высокие сапоги. Исключительно спортивная обувь или элегантные балетки. В её гардеробе есть как и джинсы так и пара юбок, которые девушка носит изредка. Забавные футболки-её слабость с детства, так что шкаф ломится от большого количества одежды. Всякие подвески и всё в этом роде-тоже является некой слабостью, так что у девушки и этого больше чем достаточно
6. Аферистка/преступница
7. Рюкзак, где деньги и карточки, также пистолет, который провезла по фальшивой лицензии, зажигалка, две пачки сигарет, бутылка воды
8. пассажир

1. Ксеня
2. 15
3. 318339414
4. кд

0

4

1. Имя Саманта Эндрюс
2. Возраст 23 года
3. БИО  Когда мать Саманта была беременна ей,то матери и отцу Сэм предложили работу,т.е. отправиться на этот остров. Они не стали ждать,когда родится дочь и сразу же отправились туда. Через полгода на свет появилась Сэм,она появилась на свет на этом дурацком острове, но после родов её матери стало хуже и она умерла. Девушку ростил отец.Саманта выросла на острове. Всю свою маленькую жизнь Сэм чувствовала себя пленницей на острове. Её окружало много тайн и много вранья. (Оно и сейчас её окружает). Когда девушке исполнилось 16,то в лагере,где жила Сэм заболел их лечащий врач - терапевт,это был отец Сэм. Так как на острове больше не было терапевта,то перед смертью он успел обучить девушку медецине,оставил много книг и записей,по которым Саманта сама продолжила своё обучение. Уже 6 лет девушка лечащий врач  лагеря,в котором она живёт. Но она не только лечит,но и в специальной лабаратории,где учёные ставят опыты над беременными женщинами,они пытаются понять,почему же женщины не могут рожать,Сэм тоже участвует в этом... На острове обучили Сэм очень многому: вранью,убийству,владению оружием,а самое главное это шпионить и у неё всё это получается очень хорошо,но всё равно девушка ненавидит этот остров,но понимает,что отсюда дороги нет... У неё даже нет приятных воспоминаний из детства.
4. Характер   Очень выспыльчивая,но смелая и сильная девушка.Рассудительная,но порой жестока и вспыльчива,уверенна в себе,верит только в себя и свои силы, хотя бывают ситуации,в которых она сохраняет равнодушие и спокойствие. Не терпит пререканий,грубостей, может резко на это ответить.
5. Внешность  http://i050.radikal.ru/0801/15/d096a732cad3.jpg
6. Кем работали/где учитились Нигде
7. Вещи, которые постоянно носите ссобой Пистолет,одежда и лекарство
8. Кем являетесь на роле? Учёный лаборатории

Об игроке
1. Имя/прозвище Карина
2. Возраст 15 лет
3 Связь 228966084
4. Как часто будете приходить Очень часто!
5. Ссылка, где пропиари ролу Кину в рекламу

0

5

Samanta Andrews
характер могла бы и по больше расписать =))
а так принята
рекламь =)

0

6

1. Имя - Andrea Couseragy (Андреа Козераги)
2. Возраст - 24 года
3. БИО
Андреа Козераги вырос в маленькой стране Монако, которая находиться на территории Франции.  Его мать была наследницей королевского трона, а отец – Стефано Козераги -  итальянским гонщиком.  Когда мальчику было 12 лет, его отец трагически разбился во время спортивных гонок. Андреа долго переживал из-за этой смерти.  Потребовалось около полу года, чтобы привести мальчика в нормальное состояние. Спустя 8 лет, мать Андреа вышла замуж за другого. Опять-таки, это событие сильно шокировало юношу. Вскоре после свадьбы мамы, Андреа сильно заболел, и в течении 3-х лет симптомы болезни  регулярно повторялись. Она начиналась также неожиданно, как и заканчивалась.  Причина была неизвестна никому. Даже сам Андреа не знал это.  Когда Андреа было 24, его мать родила сына. Юноша полюбил младшего братика и часто оставался с ним. Однако отчим Андреа считал иначе. Он думал, что когда молодой юноша займет трон, его сынишке ничего не останется. Поэтому отчим отослал Андреа в Сидней якобы на лечение. Хотя на самом деле он нанял киллера, чтобы тот прикончил наследника трона в аэропорту. Но Андреа удалось чудом уцелеть, и он взял билет на первый попавшийся рейс, чтобы уйти от преследования. Это и оказался тот злополучный 815 рейс. Попав на остров, судьба, опять-таки, оказалась благосклонна к нему, и Андреа уцелел в хвостовой части самолёта.
4. Характер
Андреа Козераги – наследник трона Монако. Поэтому в нём сохранились некоторые черты, которые с детства прививают всем детям королевского трона. Он благороден, внимателен к дамам, сдержан. Аристократическое воспитание и придворная жизнь заставили Андреа приобрести актёрские навыки. Он редко выражает свои чувства и часто скрывает их, играя на публику. Андреа любит одиночество и не со всеми бывает откровенен. Юноша неисправимый романтик  и ради любимой готов совершить безумства.  Хотя в Андреа есть жажда к приключениям, но он пока сам не подозревает об этом. В последующем пребывании на острове юноша раскроет в себе эти качества.
5. Внешность
Андреа высокий статный юноша с благородной осанкой. Хорошо сложен. Андреа Козераги имеет прямой нос и исключительно-правильные черты лица.  Его тёмные как чернила глаза всегда преисполнены  благородной грустью из-за смерти отца. С того самого дня, когда мальчику было 12 лет, Андреа больше никогда не стриг свои чёрные волосы. Поэтому к 24-м годам они отросли до плеч.   
6. Кем работали/где учитились - Всю свою сознательную жизнь был принцем Монако
7. Вещи, которые постоянно носите ссобой - скрипка
8. Кем являетесь на роле? - Пассажир

Об игроке
1. Имя/прозвище - Golub
2. Возраст - 19
3 Связь
ICQ: 443-849-153, E-mail: demon-golub@rambler.ru
4. Как часто будете приходить - три раза в неделю
5. Ссылка, где пропиари ролу - http://kembrigeuniversity.forum24.ru/

0

7

Andrea Couseragy
оригинально
принят

0

8

Иделия Дэлсайн

21 год

Биография

Родилась Дэлия в провинциальном не большом городке. Отец Делии ушел когда та была совсем малышкой. Когда девушке исполнилось 16  Мать завела любовника. Дэл терпеть его не могла но пыталась смириться ради матери. Закончив школу и почуствовав свободу девушка  в 18 лет приехала покорять Нью Йорк,
Дэлия с детства мечтала стать актриссой но по приезду не могла пройти ни единых проб так как всё было оплачено а денег у девушки практически не осталось, чтобы как то прожить девушка устроилась в  небольшое кафе. Не теряя надежды.  Однажды придя на пробы девушка как всегда осталась в стороне но ей предложили сниматься в качестве модели, Сьемки должны были проходить в Лондоне, и на момент аварии девушка как раз летела туда. Перебывание на острове девушка воспринимает как очередную каверзу судьбы.

Характер

ОНа любит поступать так как считает нужным, и совершать то чего от неё меньше всего ждут. Она ненавидит и презирает страх. В её крови всегда бушует адреналин и поэтому её тянет на приключения. Любит споры и всегда пытается из последних сил выйти из них победителем. Друзей выбирает тщательно, но всегда им верна и в любой момент готова прийти на помощь. Любит поразмышлять или затерятся где-то с книгой, мечтательная и возможно слегка наивная, но до ужаса упрямая. Настойчивая, верная, храбрая, иногда бывает забавной и почти всегда безхитросная искренняя, говорит только то что думает и исключительно в глаза тому о ком, хотя не всегда и не всё потому что думает очень много. И не каждому дано познать о чём именно она думает. Человек мягкий, но когда нужно способна проявлять твердость. Выводить из себя её не желательно так как в гневе она страшна.Когда дело ей по душе, то Дэл отдается ему вся и полностью, если же наоборот то и пальцем не пошевелит что б что нибудь сделать. Но если Дэл поставила перед собой цель, то упрямо идет к её достижению.

Внешность
Невысокая девушка с голубыми глазами. В зависимости от настроения они имеют свойство меняться, то они серые, то зелённые, то голубые. Слегка курносый нос и милая улыбка. По природе она блондинка, но довольно часто меняет свой образ, чаще всего перекрашивая волосы. Не потому что переживает что все блондинки - дуры, она наоборот пытается опровергнуть это мнение.Волосы чаще распущены иногда завязаны в хвост или заплетены в косу.Соблазнительная фигура. Дел никогда не была худой, у неё всегда всё было при себе. На её лице редко можно заметить какой-то макияж разве что блеск для губ и слегка тронутые тушью

Подрабатывала в кафе, и моделью

В сумочке Всегда с собой ручка блокнот и книга на шее кулон в кармане брелок ключей (для самозащиты)

пассажир

Об игроке
1. Имя/прозвище - Делька она и в африке делька
2. Возраст - 16
3 Связь
ICQ: 429014645
4. Как часто будете приходить - Практически всегда:-)
5. Ссылка, где пропиари ролу - http://digestvsstyle.9bb.ru/viewtopic.p … 2233#p2233

0

9

Delia
принята

0

10

1. Il'ya Kornilin
2. 20,5
3. Rodilsya v Moskve,
uhilsya tam je,
vezde ezdil-Lublu Rossiu!,
Po okanhaniu uhebi bil preglawen na rabotu v Sankt-Peterburg,
a seihas na gostrolyax po Amrike
4. Xapakter raznii,
Bivaet razdvoenie Lih'nosti,
Novobwem-to pokladistii,
bivaut vspleski imocii
5. Smi videte krasavec
6. Kem tol'ko ya ne rabotal,uhilsya v Gitise na akterskom
7. Gitara i Fleita,Mozgi
8. пассажир

Об игроке
1. Aximas
2. 20,5
3. Aximas2006@yandex.ru
4. Zavisit,ot stepeni interesa igri.No poka sobiraus' hasto
5. http://www.liveinternet.ru/users/aximas/

0

11

Aximas
Ты мог писать на русском?, и если можно побольше!!!
*и ещё ,я пока удалю твоё сообщения на ролевой
так как ты пока ещё не принят, советую почетать правила!!!

0

12

1. Имя
Кейт Остин
25
3. БИО
Родилась в Америке, в небольшом гордке. ЖИла с матерью и отцом неблагополучнойс емье, в ржавом походном вагончике, пока наконец отец не умер от количества выпитого, а мать не лишили родительских прав. Тогда девочка отправилась в детский дом, но к тому времени ей уже исполнилось 17, так что в детском доме ей пришлось пробыть всего год. Выпустившись из детского дома Кейт тут же узнает, о том что обвиняется в убийстве своего отца, хотя до этого все были уверены, что он попросту спился... Не долго думаю девушка скрывается от полиции и живет в бегах который год.
4. Характер
Боцкая молодая, сильная. всегда готова постаять за себя. Годы одиночества и скитаний, заставили её перестать привязываться к людям, но в душе девушка остлась доброй и чуткой к чужим будем, всегда готовой помочь.
5. Внешность
http://gallery.lost-media.com/albums/ep-caps/season3/3x04-himself/2/normal_3x05-man-cap360.jpg
6. Кем работали/где учитились
Окончила школу. Позже промышляла на временных работах, а так же разбоем и проституцией.
7. Вещи, которые постоянно носите ссобой
Раскладной ножик, рюкзак
8. Кем являетесь на роле? (пассажир, учёный лаборатории, заключённый лаборатории т.е. "подопытный кролик")
Пассажир

Об игроке
1. Имя/прозвище
Настя(или Тася, как угодно)
2. Возраст
14
3 Связь
(никаких ЛС)
Админ знает
4. Как часто будете приходить
Как позволит школа, но думаю каждый вечер
5. Ссылка, где пропиари ролу
Чуть позже вставлю

Отредактировано Kate Austen (2008-01-22 21:11:28)

0

13

Принята, только вот измени анку,
чтобы она немного отличалась от Кейт из самого фильма ЛОСТ, дапустим (не убивала сама отца и все живы,)

0

14

1. Имя: Элиза Миррор. Прозвище Найтскай. Именем пользуется редко.
2. Возраст: 23
3. БИО: Двадцать три года назад в семью Энн и Михаэля Миррор пришла радость - родилась маленькая девочка, которую назвали Элизой, в честь бабушки. В детстве её окружали заботой и лаской, дарили только самые лучшие игрушки и на день рождение приводили только самых смешных клоунов. Такая счастливая жизнь у Элизы продолжалась до 7 лет, до того дня когда она пошла в школу. Её приняли отнюдь не радушно. Элизе стали завидовать, а вместе с тем последовали насмешки и издевке. Девочка стала чувствовать себя не уютно и замыкаться в себе. Она всегда сидела на последней парте, одна и если она забывала книжку или ручка внезапно кончилась, она должна была сама думать как справиться. После того, ка кЭлизу переосбуждали и на насмехались, про неё просто забыли и вообще перестали замечать.  В 5 классе ситуация осложнилась. Элиза открыла для себя музыку. Но не ту, которую слушали все остальные её одноклассники, совсем другую. Тяжелую. Её стало неизменно тянуть к темным сторонам мира, вскоре она смотрела на странные вещи с улыбкой. Узнав о новом увлечение Элизы, волна насмешек и издевок накатила с большей силой. У Элизы начали отбирать книги, приклеивать жвачку на стул или кидать в волосы. Но это были только цветочки. Однажды, одноклассницы собрались  и перехватили Миррор шедшую домой со школу и жестоко избили.
После этого случая девочка еще больше замкнулась в себе и окунулась головой в музыку. Тогда то и стали появляться её первые стихи, ставшие песнями, тогда то она начала учиться играть на гитаре, что бы хоть как то себя успокоить.
9- й класс. В класс приходит новенький - Мики. На вид он такой же как и все, готовый издеваться и толкать Элизу при каждом удобном случае. Хотя, если присмотреться.. Да, Элизе он понравился. Причем, очень. К всеобщим страданиям подросткового возраста прибавилась еще одно - бесповоротная любовь. 
Избивали Элизу часто, практически каждую неделю. Теперь она должна была делать за всех домашнее задание и оплачивать обед. Однажды, денег и сил Элизи просто не хватило. Она отказалась. Получив "законный" хук слева, девушка упала на пол. Знакомый смех наполнил класс. Но в одно мгновения он вдруг неожиданно затих. Сильные руки подняли Элизу с пола и усадили на парту.
- Да заткнитесь вы все! Что вы себе позволяете? - В классе стало тихо, только тихо всхлипывала Элиза, вытирая руками слезы.
- Да брось ты её, она же уродина! Вы только посмотрите! Что ты нам обещала, где домашка по химии? Она сама виновата! - Мики ничего не ответил. В воздухе просвистел звон пощечины и наглая фифа упала с воплем упала на пол.
- Пошли отсюда, Элиза.
Мики оказался отличным парнем, а главное у Элизы с ним было очень много общего. С каждым днём они все сближались, находя в друг друга чтото новое, что нравилось им обоим, пока в один прекрасный день...
- Элиза, а тебе нравятся апельсины? - спросил любознательный голос, уже в который раз внимательно изучающий Элизу взглядом.
- Апельсины? Нравяться. В них есть такие маленькие штучки, которые приятно разжевывать. - ответила девушка, жмурясь от прикосновений ветра.
- Элиза, я хотел тебе сказать.. - Мики на минуту запнулся и остановился. Девушка с любопытством на него посмотрела.
- Мики? - Элиза почувствовала в руках, что - то твердое и круглое, но рассмотреть не успела. Мики нежно обхватил её за талию и притянув к себе, робко прикоснулся губами к губам девушки.
- Найтскай. - прошептал Мики, глядя в глаза Элизы.
Вместе с Мики в жизнь девушка пробился лучик солнца. Он все разгорался, открывая светлые чувства Элизы. Дальше все пошло так обычно. окончив школу, она поступила в университет. После устроилась в тату салон и приняла участие в некой группе.

4. Характер
Не смотря на свою депрессивно - эксцентричную внешность Найтскай активный и любознательный человек. Её всегда интересно быть в курсе дел, разгадывать какие нибудь тайны и лезть во всякие неприятности. Она довольно общительна, но любит одиночество, что бы разобраться с мыслями, которые её часто преследуют или просто подумать о жизни. На первой взгляд Найтскай немного странная - у неё некий другой способ выражение своих мыслей, поэтому часто её не понимают. Она не упряма, не эгоистична. В душе наивна, как маленький ребенок, но тщательно старается это скрывать. Личность творческая и рассеянная, но очень внимательная и всегда настораживает, если что то идет не так.
5. Внешность
Высокая, потянутая девушка. Лицо аристократически бледное, в аккуратным носом. Глаза - темно - синие, именно из за них Мики и прозвал Элизу - Найтскай. Воолсы черные, как смоль. Длинные, ровно подстриженные. Из одежды предпочитает темные тона, комбинирует как только ей захочется. Обычно это кожаные брюки, майка и множество разные цепочек, браслетов и прочего добра на шее и запястьях.
6. Кем работали/где учились
Школа. Университет. Тату салон.
7. Вещи, которые постоянно носите ссобой
Одежда блокнот, ручка, гитара ( если есть возможность), остальное по ситуации.
8. Кем являетесь на роле? (пассажир, учёный лаборатории, заключённый лаборатории т.е. "подопытный кролик")
Пассажир.
Об игроке
1. Имя/прозвище: Старнис.
2. Возраст 16
3 Связь : аськи нету, есть скайп.
(никаких ЛС)
4. Как часто будете приходить каждый день
5. Ссылка, где пропиари ролу: оО

0

15

принята только не поняла где ссылка на  рекламу ролы?

0

16

. Имя
(полное имя)
Мика Ленз
2. Возраст
(от 18 и дальше. Никаких исключений)
19
3. БИО
(не меньше 5-ёх строк)
Мика росла в богатой семье...Девочка имела все что хотела.Но пото м умер отец.Инфаркт.Девочка перестала получать в месяц по несколько тысяч долларов.....Но потом мать нашла еще одного богатого папика и поженилась на ним.Оказывается она была беременна а тот папик мер города.Мать перестала любить МиКу и стала отдавать все свое время новорожденому ребенку.МиКа разозлилась и положила в колыбельку к малышке ...много цитрусовых корок.У девочки маленькой была на них ОГРОМНАЯ аллергия...инфаркт.Отец узнал об этом отправил ее в колледж потому что он ее невзлюбил.....Потом авария... и все

4. Характер
(не меньше 4-ёх строк)
Стерва...двойная
То она добрая то она злая а то вообще сидит словно в трансе.А так немножко эгоистична.Легко может сделать кому то подножку...поэтому ее и сдали сюда что бы не мешалась в доме.В душе девочки осталось много злобы но она ее прячет.Она хочет найти свою любовь на всю жизнь потому что она романтик.Любовь она ищет единственную...принца на белом коне проще скозать

5. Внешность
(Можно картинку.Но лучше Описываем всё до мелочей. Что носит, какой нос, глаза, цвет волос и.т.д.и.т.п.)
красивая рыжая девушка. и остальное на авике
6. Кем работали/где учитились
в колледже
7. Вещи, которые постоянно носите ссобой
Мобиклка,газовый балончик..Платок.
8. Кем являетесь на роле? (пассажир, учёный лаборатории, заключённый лаборатории т.е. "подопытный кролик")
пассажир
Об игроке
1. Имя/прозвище Лили
2. Возраст 15
3 Связь
(никаких ЛС)
имайл
4. Как часто будете приходить
каждй день по 3 раза
5. Ссылка, где пропиари ролу
блин у меня ссылочник сломался)

0

17

принята:-)

0

18

Хорошо!поновой:
Вот я!и моя история(рассказиваю от третьего лица,так легче)готовы?
Там можно похерпнуть все пункты.

1
Отца звали  Пелеф, что на древнееврейском означает "бегство". В год его
рождения  "христовых братьев", проживших в Моравии две  сотни  лет, постигла
беда. Император  отменил привилегию, освобождавшую общину от военной службы,
потому что начал большую войну с другим  императором и ему было нужно  много
солдат.
     Община снялась в одну ночь, бросив  землю и дома.  Переехала в Пруссию.
"Христовым  братьям" было  все равно, что  не поделили императоры -- строгая
вера запрещала служить  земным владыкам, приносить им  присягу  на верность,
брать в руки  оружие и  носить мундир  с гербовыми пуговицами,  которые суть
оттиски  с печати  Сатаны.  Поэтому  на своих  длинных  коричневых камзолах,
покрой которых  за два  с лишним столетия почти не изменился, братья пуговиц
не носили -- признавали только завязки.
     В Пруссии жили  единоверцы.  Когда-то, давным-давно,  они прибыли сюда,
тоже спасаясь бегством от Антихриста.  Король дал им землю в вечное владение
и освободил от военной службы с условием, что они осушат бескрайние прусские
болота. С непроходимой  трясиной братья сражались два поколения, а на третье
победили  ее  и  зажили  на  богатых  перегноем  землях  сытно  и привольно.
Единоверцев из Моравии приняли радушно,  поделились всем, что имели, и стали
жить вместе хорошо, спокойно.
     Достигнув  двадцати одного года, Пелеф женился. Господь дал ему  добрую
жену,  а  та в  положенный  срок  родила  сына.  Но  потом  Всевышний  решил
подвергнуть  своих верных слуг тяжким испытаниям. Сначала  был мор, и многие
умерли, в том числе жена  и  сын  Пелефа. Он не роптал, хотя  жизнь изменила
свой цвет, и  из белой стала черной. Но Всевышнему показалось мало, Он решил
явить избранникам Свою  любовь во  всей  ее  суровой непреклонности.  Новый,
просвещенный король  постановил, что у него в  державе  все равны, и отменил
закон, данный другим  королем, тем, что  жил давным-давно. Теперь и евреи, и
менонниты, и "христовы братья"  должны были служить  в армии и защищать свою
отчизну с оружием в  руках. Но отчизна братьев находилась не среди осушенных
прусских болот, а на небесах, поэтому Конвент духовных старшин посоветовался
и решил, что надо ехать на восток, к русскому царю. Там тоже была община,  и
оттуда иногда приходили письма,  которые шли долго, с верными людьми, потому
что казенная почта от лукавого. В письмах единоверцы писали, что земля в тех
краях тучна, а власти снисходительны и довольствуются малой мздой.
     Собрали  скарб,  что могли  --  продали,  остальное  бросили.  Ехали на
повозках  семижды  семь   дней  и  прибыли  в  страну  с  трудным  названием
Melitopolstschina. Земля там и  вправду была  жирна, но  двенадцать  молодых
семей и с ними вдовый Пелеф  захотели ехать дальше,  потому  что  никогда не
видели гор, а только читали про них в священных книгах. Невозможно было себе
представить, как это может  быть, чтобы твердь  поднималась  в небо на много
тысяч локтей и достигала  Божьих облаков.  Молодым хотелось  это увидеть,  а
Пелефу было все равно. Ему  понравилось  ехать на  запряженной быками телеге
через леса  и поля, потому что это  отвлекало от мыслей о Рахили и маленьком
Ахаве, которые навсегда остались в мокрой прусской земле.
     Горы оказались точь-в-точь такими, как описано в книгах. Они назывались
Кавказ,  и простирались  во  все стороны горизонта,  сколько  хватало глаза.
Пелеф  забыл  про Рахиль и Ахава, потому  что здесь все было другое,  и даже
ходить приходилось не как прежде, а сверху вниз и снизу  вверх.  В первый же
год он женился.
     Было так: "христовы братья" рубили лес  на единственном пологом склоне,
расчищая  поле  для пашни.  Местные  девушки смотрели, как чужие  мужчины  в
длинных  смешных одеждах споро  рубят вековые  сосны и  корчуют цепкие  пни.
Девушки пересмеивались и грызли орехи. Одна из них, пятнадцатилетняя Фатима,
загляделась  на богатыря с белыми волосами и белой  бородой. Он был могучий,
но спокойный и  добрый,  совсем  не такой,  как мужчины из  ее аула, злые  и
быстрые в движениях.
     Фатиме  пришлось креститься  и носить другую одежду --  черное платье и
белый  чепец.  Пришлось поменять имя,  из  Фатимы она стала  Сарой, пришлось
работать по  дому и хозяйству от рассвета до заката, учить чужой язык, а все
воскресенье нужно было  молиться и петь в молитвенном  доме, который срубили
раньше,  чем  дома для жилья. Но все это Фатиму не пугало,  потому что ей  с
беловолосым Пелефом было хорошо и  потому что Аллах не обещал женщине легкой
жизни.
     На  следующее лето, когда  Сара-Фатима  лежала в  родовых  муках, с гор
спустились  немирные  чеченцы,  сожгли урожай пшеницы и  угнали скот.  Пелеф
смотрел, как уводят лошадь, двух быков, трех коров, и молился, чтобы Господь
не  покинул его и не дал выхода  его  гневу. Поэтому  сыну,  чей первый крик
раздался в ту самую минуту, когда по гладко выструганным стенам молитвенного
дома поползли жадные языки  пламени, отец дал имя Ахимас, что означает "брат
гнева".
     На второй год абреки опять явились за добычей, но ушли ни с чем, потому
что на окраине отстроенной деревни стоял блокгауз, а в нем жили  фельдфебель
и десять  солдат.  За  это братья  заплатили  воинскому  начальнику  пятьсот
рублей.
     Мальчик родился  большой. Сара-Фатима чуть  не умерла, когда он выходил
наружу.  Больше  она рожать не  могла.  И  не  хотела, потому  что не  могла
простить мужу, что он стоял и смотрел, как  разбойники уводят лошадь, быка и
коров.
     У Ахимаса в детстве  было  два  бога и три  языка. Бог отца, строгий  и
злопамятный, учил: ударят по  правой щеке -- подставь левую;  кто радуется в
этой жизни, наплачется в  следующей;  горя и страдания бояться  не надо, ибо
они  --  благо, знак  особой  любви Всевышнего.  Бог  матери,  про  которого
говорить вслух не следовало,  был  добрый: разрешал радоваться,  играть и не
велел давать спуску  обидчикам. Про доброго Бога говорить  можно было только
шепотом, когда  кроме матери  рядом никого нет, а это значило, что  Бог отца
главней.  Он  говорил на языке, который назывался Die Sprache и  представлял
собой смесь голландского с немецким. Бог  матери разговаривал по-чеченски. А
еще  был  русский  язык, которому  Ахимаса  научили  солдаты  из  блокгауза.
Мальчика  очень тянуло  к их тесакам и  ружьям, но это  было нельзя,  совсем
нельзя,  потому  что главный  Бог  запрещал  прикасаться  к  оружию. А  мать
шептала, что ничего, можно. Она уводила сына в лес,  рассказывала про смелых
воинов из своего рода, учила делать подножку и бить кулаком.
     Когда Ахимасу  было  семь лет,  девятилетний Мельхиседек, сын  кузнеца,
нарочно брызнул ему на букварь чернилами. Ахимас  сделал обидчику подножку и
ударил кулаком в ухо. Мельхиседек с плачем побежал жаловаться.
     Был долгий, тягостный разговор с отцом. Глаза Пелефа, такие же светлые,
как у сына, стали сердитыми  и грустными. Потом Ахимас весь вечер должен был
простоять  на коленях, читая  псалмы. Но мысли его были обращены  не к  Богу
отца,  а  к  Богу матери. Мальчик  молился,  чтобы  у него  глаза  из  белых
сделались  черными, как  у матери  и ее сводного  брата Хасана. Своего  дядю
Хасана Ахимас никогда не  видел, но знал, что он сильный, храбрый, удачливый
и никогда не прощает врагов. Дядя перевозил тайными горными тропами мохнатые
ковры  из  Персии,  из  Турции тюки  с  табаком, а  обратно, через  границу,
переправлял оружие. Ахимас часто думал о Хасане. Представлял,  как тот сидит
в  седле,  зорко  оглядывая  склон  ущелья  --  не  притаилась  ли в  засаде
пограничная  стража. На Хасане косматая папаха, бурка, за плечом --  ружье с
узорчатым прикладом.

0

19

2
     В день, когда Ахимасу исполнилось десять лет,  он с самого  утра  сидел
под замком  в  дровяном  чулане.  Сам виноват -- мать украдкой подарила  ему
маленький, но настоящий кинжал  с полированным лезвием  и роговой рукояткой,
велела спрятать, но Ахимас не утерпел, побежал во двор испробовать клинок на
остроту и был застигнут отцом. Пелеф спросил, откуда взялось оружие, а когда
понял, что ответа не будет, подверг сына наказанию.
     Ахимас  провел  в  чулане  полдня.  Ему было  ужасно  жалко отобранного
кинжала и еще  было  скучно. А  после полудня, когда очень  захотелось есть,
раздались выстрелы и крики.
     Это абрек Магома с четырьмя кунаками напал на солдат, которые стирали в
ручье рубахи, потому что  у них  был  банный день. Разбойники  дали  залп из
кустов, убили двоих и двоих ранили. Остальные  солдаты побежали к блокгаузу,
но  абреки  сели на  коней и всех зарубили  шашками. Фельдфебель, который на
речку  не  ходил,  заперся в  крепком бревенчатом  доме с  маленькими узкими
оконцами и выстрелил  из ружья. Магома подождал, пока  русский перезарядит и
снова высунется из бойницы, заранее  прицелился  и попал фельдфебелю круглой
тяжелой пулей прямо в лоб.
     Всего этого Ахимас не видел. Но он видел, припав к  щели между досками,
как во двор вошел бородатый одноглазый  человек в белой  косматой папахе,  с
длинным  ружьем  в  руке  (это  и был Магома). Одноглазый  остановился перед
выбежавшими во двор родителями  Ахимаса и сказал им что-то --  не разобрать,
что. Потом взял мать одной рукой за плечо, а другой за подбородок  и  поднял
ей  лицо  кверху. Пелеф  стоял, наклонив  львиную  голову, и шевелил губами.
Молится,  понял  Ахимас.  Сара-Фатима  не  молилась,  она  оскалила  зубы  и
расцарапала одноглазому лицо.
     Женщина не  должна  касаться лица мужчины, поэтому Магома вытер со щеки
кровь  и убил гяурку ударом кулака в висок. Потом убил и ее мужа, потому что
после  этого нельзя было  оставлять  его  в  живых.  Пришлось  убить и  всех
остальных жителей деревни -- такой уж, видно, выпал день.
     Абреки согнали  скот, полезные  и ценные вещи  свалили  на две  телеги,
запалили деревню с четырех концов и уехали.
     Пока чеченцы  убивали деревенских, Ахимас  сидел в чулане  тихо.  Он не
хотел, чтобы  его тоже убили.  Когда же стук копыт и скрип колес удалились в
сторону  Карамыкского перевала, мальчик выбил плечом  доску  и  выбрался  во
двор. В  чулане все равно оставаться было нельзя -- задняя стена занялась, и
в щели пополз серый дым.
     Мать лежала на  спине.  Ахимас сел на  корточки,  потрогал  синее пятно
между ее глазом и  ухом. Мать  была  по виду,  как живая, но  смотрела не на
Ахимаса, а  в небо. Оно стало для Сары-Фатимы важнее, чем сын.  Еще бы, ведь
там жил ее Бог. Ахимас наклонился над отцом, но у того глаза были закрыты, а
борода  из белой  стала  вся красная. Мальчик провел по ней пальцами, и  они
тоже окрасились в красное.
     Ахимас зашел во  все дворы. Там лежали мертвые женщины, мужчины и дети.
Всех  их Ахимас очень хорошо знал, но они его  больше не  узнавали. На самом
деле их здесь не было, тех, кого он  знал.  Он  остался один. Ахимас спросил
сначала  одного  Бога, потом другого, что  ему теперь делать.  Подождал,  но
ответа не услышал.
     Вокруг  все горело, молитвенный дом, он же школа, загрохотал и взметнул
вверх облако дыма -- это провалилась крыша.
     Ахимас осмотрелся по сторонам. Горы, небо, горящая земля, и ни  души. В
этот миг он понял, что так теперь будет всегда. Он один, и ему самому решать
-- оставаться или уходить, умереть или жить.
     Он прислушался к себе, вдохнул запах гари и побежал к дороге,  что вела
сначала вверх, в межгорье, а потом вниз, в большую долину.
     Он шел остаток дня и всю ночь. На рассвете повалился у  обочины.  Очень
хотелось  есть,  но еще больше спать, и  Ахимас  уснул. Проснулся от голода.
Солнце стояло в  самой середине неба.  Он  пошел дальше  и к  вечеру вышел к
казачьей станице.
     У околицы тянулись длинные грядки  огурцов.  Ахимас огляделся вокруг --
никого. Раньше ему и в голову не пришло бы брать чужое,  потому что Бог отца
сказал: "Не  укради",  но теперь ни отца,  ни его Бога  не  было, и  Ахимас,
опустившись на четвереньки, стал  жадно поедать упругие пупырчатые плоды. На
зубах  хрустела  земля,  и  было  не слышно,  как  сзади  подкрался  хозяин,
здоровенный казак в мягких сапогах. Он схватил Ахимаса за шиворот и пару раз
ожег  нагайкой, приговаривая: "Не воруй,  не воруй".  Мальчишка  не плакал и
пощады не просил, а только смотрел снизу вверх белесыми волчьими глазами. От
этого хозяин  вошел в раж  и принялся охаживать волчонка со всей силы  -- до
тех пор, пока  того  не вырвало зеленой  огуречной массой. Тогда казак  взял
Ахимаса за ухо, выволок на дорогу и дал пинка.
     Ахимас шел и думал, что отец-то умер,  а его  Бог  жив, и Божьи  законы
тоже живы. Спина и плечи горели огнем, но еще хуже горело все внутри.
     У  быстрой,  неширокой речки Ахимасу  встретился  большой мальчик,  лет
четырнадцати. Казачонок нес буханку бурого хлеба и кринку молока.
     -- Дай, -- сказал Ахимас и вырвал хлеб. Большой мальчик поставил кринку
на землю и ударил его  кулаком  в  нос. Из  глаз брызнули огоньки, и  Ахимас
упал,  а  большой  мальчик  -- он был сильнее  -- сел сверху и стал бить  по
голове. Тогда  Ахимас взял с земли  камень и ударил  казачонка в  бровь. Тот
откатился  в  сторону, закрыл лицо  руками и захныкал. Ахимас поднял камень,
чтобы ударить еще раз, но  вспомнил, что закон  Бога говорит: "Не убий" -- и
не стал. Кринка во время драки опрокинулась, и молоко  пролилось, но Ахимасу
достался хлеб,  и  этого было достаточно. Он шел по дороге дальше и  ел, ел,
ел, пока не съел все до последней крошки.
     Не надо было слушать Бога, надо было убить мальчишку. Ахимас понял это,
когда, уже в сумерках, его нагнали двое верховых. Один был в фуражке с синим
околышем, за  спиной у него  сидел казачонок с  расплывшимся от кровоподтека
лицом.
     "Вот он, дядя Кондрат! -- закричал казачонок. -- Вот он, убивец!"
     Ночью Ахимас сидел в  холодной и слушал, как урядник Кондрат и стражник
Ковальчук  решают  его  судьбу.  Ахимас  не  сказал им ни  слова,  хотя  они
допытывались,  кто  он и откуда,  крутили ухо и били  его по  щекам. В конце
концов сочли мальчишку глухонемым и оставили в покое.
     "Куда его, Кондрат Пантелеич? -- спросил  стражник. Он  сидел к Ахимасу
спиной  и что-то ел, запивая из  кувшина.  --  Нешто  в город везти?  Может,
подержать до утра, да выгнать взашей?"
     "Я  те выгоню,  --  ответил  начальник,  сидевший  напротив и  писавший
гусиным пером в книге. -- Атаманову сынку чуть макитру не проломил. В Кизляр
его надо, звереныша, в тюрьму".
     "А не жалко  в  тюрьму-то? Сам знаешь,  Кондрат  Пантелеич, каково  там
мальцам".
     "Больше некуда,  --  сурово  сказал урядник.  --  У нас тутова  приютов
нету".
     "Так в Скировске, вроде, монашки сироток принимают?"
     "Только женского полу. В тюрьму его, Ковальчук, в тюрьму. Завтра с утра
и отвезешь. Вот бумаги только выправлю".
     Но утром Ахимас был  уже  далеко. Когда урядник  ушел, а  стражник  лег
спать  и  захрапел, Ахимас  подтянулся  до окошка, протиснулся  между  двумя
толстыми прутьями и спрыгнул на мягкую землю.
     Про Скировск ему слышать приходилось -- это сорок верст на закат.
     Получалось, что Бога все-таки нет.

0

20

3
     В Скировский монастырский приют Ахимас пришел, переодевшись девочкой --
стащил с  бельевой веревки  ситцевое платье  и платок. Главной  монахине,  к
которой надо было обращаться "мать Пелагея",  назвался Лией Вельде, беженкой
из разоренной горцами деревни Нойесвельт. Вельде -- это была  его  настоящая
фамилия,  а  Лией  звали  его  троюродную  сестру,  тоже  Вельде,  противную
веснушчатую  девчонку  с писклявым  голосом. Последний раз  Ахимас  видел ее
лежащей навзничь, с рассеченным надвое лицом.
     Мать  Пелагея  погладила  немочку   по  белобрысой  стриженой   голове,
спросила: "Православную веру примешь?"
     И  Ахимас стал  русским, потому что теперь  твердо знал,  что Бога нет,
молитвы -- глупость, а значит, русская вера ничем не хуже отцовской.
     В  приюте ему  понравилось. Кормили два раза  в день, спали в настоящих
кроватях.  Только много молились и подол платья  все  время застревал  между
ногами.
     На второй  день к Ахимасу подошла  девочка с тонким личиком  и большими
зелеными  глазами. Ее  звали  Женя, родителей у  нее тоже  убили разбойники,
только давно, еще прошлой осенью. "Какие  у тебя, Лия, глаза прозрачные. Как
вода",  -- сказала она. Ахимас удивился -- обычно его слишком светлые  глаза
казались  людям неприятными. Вот  и урядник, когда бил, все  повторял "чухна
белоглазая".
     Девочка  Женя ходила  за  Ахимасом  по  пятам, где он,  там и  она.  На
четвертый  день  она застигла Ахимаса,  когда  он,  задрав подол, мочился за
сараем.
     Выходило,  что придется бежать, только  непонятно было  куда.  Он решил
подождать, пока выгонят, но его не выгнали. Женя никому не сказала.
     На шестой день, в  субботу, надо было идти в баню. Утром Женя подошла и
шепнула: "Не ходи, скажи, что у тебя  краски".  "Какие  краски?" -- не понял
Ахимас. "Это когда в баню нельзя,  потому что из тебя кровь течет и нечисто.
У некоторых  наших девчонок уже бывает. У  Кати,  у Сони, -- объяснила  она,
назвав двух  самых  старших воспитанниц. -- Мать Пелагея проверять не будет,
она  брезгует".  Ахимас  так и сделал. Монашки удивились, что так рано, но в
баню  разрешили не ходить.  Вечером  он сказал Жене:  "В  следующую  субботу
уйду". По ее  лицу потекли  слезы. Она  сказала: "Тебе нужно  будет  хлеба в
дорогу".
     Теперь  она  свой  хлеб не ела,  а потихоньку отдавала  Ахимасу,  и  он
складывал краюхи в мешок.
     Но бежать Ахимасу не  пришлось,  потому что накануне следующего банного
дня,  в  пятницу  вечером, в приют  приехал дядя Хасан.  Он  пошел к  матери
Пелагее и спросил, здесь ли девочка из немецкой деревни, которую сжег  абрек
Магома. Хасан сказал, что хочет поговорить с девочкой  и узнать, как погибли
его сестра и племянник. Мать Пелагея вызвала Лию Вельде в свою келью, а сама
ушла, чтобы не слушать про злое.
     Хасан оказался совсем не таким, каким представлял  его  Ахимас.  Он был
толстощекий,  красноносый,  с  густой  черной бородой  и маленькими  хитрыми
глазами.  Ахимас смотрел  на  него  с ненавистью, потому  что  дядя выглядел
точь-в-точь так же, как чеченцы, спалившие деревню Нойесвельт.
     Разговор  не получался.  На  вопросы сирота  не отвечала  или  отвечала
односложно, взгляд из-под белесых ресниц был упрямым и колючим.
     "Моего  племянника  Ахимаса  не  нашли, --  сказал  Хасан  по-русски  с
гортанным приклектыванием. -- Может, Магома увел его с собой?"
     Девчонка пожала плечами.
     Тогда Хасан задумался и достал из  сумки  серебряные мониста. "Гостинец
тебе, -- показал он. -- Красивые, из самой Шемахи.  Поиграйся с ними пока, а
я пойду  попрошусь к  игуменье на ночлег. Долго ехал, устал. Не под небом же
ночевать..."
     Он вышел,  оставив на стуле  оружие. Едва  за  дядей  закрылась  дверь,
Ахимас  отшвырнул  мониста  и кинулся  к  тяжелой шашке  в  черных ножнах  с
серебряной  насечкой.  Потянул  за  рукоять,  и  показалась  полоска  стали,
вспыхнувшая ледяными  искорками  в  свете  лампы.  Настоящая гурда,  подумал
Ахимас, ведя пальцем по арабской вязи.
     Тихонько скрипнуло.  Ахимас  дернулся  и увидел,  как  в щель  на  него
смотрят смеющиеся черные глаза Хасана.
     "Наша  кровь, -- сказал  дядя  по-чеченски, обнажая белые зубы,  -- она
сильней, чем немецкая. Поедем  отсюда, Ахимас.  В горах заночуем.  Под небом
лучше спится".
     Уже потом, когда Скировск скрылся  за  перевалом, Хасан положил Ахимасу
руку на плечо. "Отдам тебя учиться,  но сначала сделаю мужчиной. Надо Магоме
за отца и мать мстить. Никуда не денешься, такой закон".
     Ахимас понял: вот этот закон правильный.

0

21

4
     Ночевали, где придется:  в заброшенных саклях, в придорожных духанах, у
дядиных кунаков, а то и просто в лесу, завернувшись в бурку. "Мужчина должен
уметь  найти еду,  воду  и  путь в горах, --  учил  Хасан племянника  своему
закону. -- Еще -- защищать себя и честь  своего  рода".  Ахимас не знал, что
такое честь рода. У него  не было рода. Но уметь защищать себя очень хотел и
готов был учиться с утра до вечера.
     "Затаи дыхание  и представь, что от  дула  тянется тонкий  луч. Нащупай
цель этим  лучом,  -- учил  Хасан,  дыша в затылок  и  поправляя мальчишечьи
пальцы, крепко вцепившиеся в ружейное ложе. -- А сила не нужна. Ружье -- оно
как женщина или  конь, дай ему  ласку  и понимание". Ахимас старался  понять
ружье,  прислушивался к его  нервному  железному  голосу, и  металл  начинал
гудеть ему  на ухо: чуть правей, еще, а теперь стреляй.  "Ва! --  Дядя цокал
языком и закатывал глаза. -- У тебя глаз орла!  Со  ста шагов в бутылку! Вот
так же разлетится и голова Магомы!"
     Ахимас не хотел стрелять в одноглазого со ста шагов. Он хотел убить его
так же, как тот убил Фатиму -- ударом в висок, а еще лучше -- перерезать ему
горло, как Магома перерезал горло Пелефу.
     Из пистолета стрелять было  еще легче. "Никогда не целься,  --  говорил
дядя. -- Ствол пистолета -- продолжение твоей руки. Когда  ты показываешь на
что-то пальцем,  ты  ведь не целишься,  но  тычешь именно  туда, куда нужно.
Думай,  что  пистолет  -- это  твой шестой палец".  Ахимас показывал длинным
железным  пальцем  на грецкий  орех,  лежавший на  пне, и орех разлетался  в
мелкое крошево.
     Шашку  Хасан племяннику не  давал,  говорил, пусть сначала рука и плечо
подрастут,  но кинжал  подарил в  первый же  день и велел никогда  с ним  не
расставаться -- когда голый купаешься в ручье, вешай на шею. Прошло время, и
кинжал стал  для  Ахимаса  частью тела, гак  жало  для осы.  Им  можно  было
нарубить  хворост  для  костра,  выпустить  кровь  из  подстреленного оленя,
выстругать  тоненькую щепку,  чтобы  после  оленины поковырять  в  зубах. На
привале, когда  не было дела, Ахимас кидал кинжал  в дерево  -- то стоя,  то
сидя, то лежа. Это занятие ему не надоедало. Сначала он мог попасть только в
сосну, потом в молодой бук, потом в любую ветку на буке.
     "Оружие  -- хорошо,  --  говорил Хасан,  --  но  мужчина  должен  уметь
справиться  с  врагом  и  без  оружия: кулаками,  ногами,  зубами,  неважно.
Главное,  чтобы  твое сердце загорелось  священной  яростью,  она защитит от
боли,  повергнет врага в ужас  и принесет тебе победу.  Пусть кровь бросится
тебе в  голову, пусть мир  окутается красным туманом, и тогда тебе будет все
нипочем. Если  тебя  ранят  или  убьют -- ты  и  не заметишь. Вот что  такое
священная  ярость".  Ахимас  с дядей не  спорил,  но был  не согласен. Он не
хотел,  чтобы его  ранили или убили. Для того  чтобы остаться в живых, нужно
все видеть,  а  ярость и красный  туман ни к  чему. Мальчик знал, что сможет
обойтись без них.
     Однажды, это было уже зимой, дядя  вернулся из духана радостный. Верный
человек сообщил ему, что  Магома приехал из Грузии с добычей и теперь пирует
в Чанахе. Это было близко, два дня пути.
     В Чанахе, большом немирном ауле,  остановились у дядиного кунака. Хасан
пошел  разузнать, что к чему,  его долго не было, а вернулся поздно, хмурый.
Сказал, трудное  дело. Магома -- сильный и хитрый. Трое из тех четверых, что
были с ним в  немецкой деревне, приехали и  пируют вместе с ним. Четвертого,
кривоногого Мусу, убили сваны. Теперь вместо него Джафар из Назрана. Значит,
их пятеро.
     Вечером дядя хорошо поел, помолился и лег спать.  Перед  тем как уснуть
сказал:  "На рассвете, когда Магома и  его люди  будут усталые и пьяные,  мы
пойдем мстить. Ты увидишь, как Магома  умрет и окунешь  пальцы в кровь того,
кто убил твою мать".
     Хасан повернулся лицом к стене и сразу уснул,  а мальчик осторожно снял
с его шеи  шелковый  зеленый мешочек.  Там лежал толченый  корень  ядовитого
ирганчайского гриба. Дядя  говорил, что если тебя поймала пограничная стража
и посадила  в каменный мешок,  откуда не  видно  гор  и неба, нужно посыпать
порошком на язык, накопить побольше слюны и  проглотить. Не успеешь пять раз
произнести имя Аллаха -- и в темнице останется только твое никчемное тело.
     Ахимас  взял  шаровары,  платье и платок  дочки  хозяина.  Еще взял  из
погреба кувшин с вином и высыпал туда содержимое мешочка.
     В духане сидели мужчины, разговаривали, пили вино и играли в нарды,  но
Магомы с товарищами там не было. Ахимас стал ждать. Скоро он увидел, как сын
духанщика несет сыр и лепешки в соседнюю комнату, и понял, что Магома там.
     Когда сын духанщика ушел, Ахимас вошел туда и, не поднимая глаз,  молча
поставил свой кувшин на стол.
     "Хорошее вино, девочка?" -- спросил одноглазый и чернобородый, которого
он так хорошо запомнил.
     Ахимас кивнул, отошел в угол и сел на корточки. Он не знал, как быть  с
Джафаром из Назрана. Джафар был совсем молодой, лет  семнадцать. Не  сказать
ли ему, что его конь волнуется и грызет коновязь -- пусть сходит, проведает?
Но Ахимас вспомнил  про казачонка  и понял, что делать  этого нельзя. Джафар
ему ничего не должен, но все равно умрет, потому что такая у него судьба.
     И Джафар умер первым. Он выпил из кувшина вместе со всеми и почти сразу
ткнулся лицом в стол.  Второй абрек засмеялся, но смех перешел в сип. Третий
сказал: "Воздуха нет", схватился  за грудь  и упал. "Что  это со мной такое,
Магома?"  --  спросил  четвертый  заплетающимся  языком,  сполз  со  скамьи,
свернулся  калачи-, ком  и застыл.  Сам Магома сидел молча,  и лицо его было
таким же багровым, как разлившееся по столу вино.
     Одноглазый посмотрел  на  своих умирающих товарищей, потом уставился на
терпеливо  ждавшего  Ахимаса. "Ты чья, девочка?  -- спросил Магома, с трудом
выговаривая  слова. -- Почему  у тебя такие белые глаза?" "Я  не девочка, --
ответил Ахимас. -- Я Ахимас, сын Фатимы. А ты мертвец". Магома ощерил желтые
зубы, словно очень  обрадовался этим словам, медленно потянул из ножен шашку
с  золоченой  рукоятью,  но так  и  не  вытянул, а захрипел  и  повалился на
земляной пол. Ахимас встал, вынул из-под девчоночьего платья кинжал и, глядя
Магоме в  единственный  немигающий  глаз, полоснул  по  горлу  -- быстрым  и
скользящим движением, как учил дядя. Потом  опустил пальцы в горячую, бьющую
толчками кровь.

0

22

5

     В  двадцать  лет Ахимас  Вельде  был  вежливым,  немногословным молодым
человеком,  выглядевшим  старше  своего  возраста. Для публики,  приезжающей
полечиться на знаменитые источники Соленоводска, да и  для местного общества
он  был  просто  воспитанный  юноша  из  богатой  купеческой  семьи, студент
Харьковского  университета,  пребывающий  в  долгом  отпуску для поправления
здоровья.  Но среди  _знающих  людей_,  которые мало с  кем  делились  своим
знанием, Ахимас Вельде  слыл человеком  солидным и серьезным, который всегда
делает то, за что берется. _Знающие люди_ за глаза называли его Аксахир, что
означает  Белый  Колдун. Ахимас принимал  прозвище  как  должное: колдун так
колдун. Хотя колдовство тут было не при чем, все решали расчет, хладнокровие
и психология.
     Билет  студента Харьковского императорского университета дядя  купил за
триста  пятьдесят рублей  ассигнациями  --  недорого.  Аттестат гимназии,  с
гербовой печатью и настоящими подписями, обошелся дороже.
     После  Чанаха  Хасан  определил  племянника на  учение  в  тихий  город
Соленоводск, заплатил  за год вперед и уехал в горы. Ахимас жил в пансионе с
другими  мальчиками, чьи  отцы  служили  в  дальних  гарнизонах  или  водили
караваны с запада на восток, от Черного моря до Каспия, и с севера на юг, от
Ростова до Эрзерума. Со сверстниками Ахимас  не сошелся  -- у него не было с
ними ничего общего. Он знал то, чего они не знали и вряд ли когда-либо могли
узнать. Из-за этого в  первый же год, когда Ахимас учился в подготовительном
классе гимназии, возникла трудность. Крепкий,  плечистый  мальчик по фамилии
Кикин, державший  в страхе и подчинении весь пансион, невзлюбил "чухонца", а
вслед  за  ним в  травлю  включились и остальные.  Ахимас  пробовал терпеть,
потому что в одиночку со всеми ему было не справиться, но становилось только
хуже. Однажды вечером в спальне он обнаружил, что вся его наволочка вымазана
коровьим навозом, и понял: нужно что-то делать.
     Ахимас взвесил все возможные варианты.
     Можно дождаться возвращения  дяди  и попросить его о  помощи. Но  когда
Хасан вернется -- неизвестно. Главное же, очень не хотелось, чтобы  в глазах
дяди угас уважительный интерес, появившийся после Чанаха.
     Можно попытаться избить Кикина, но это вряд ли получится -- тот старше,
сильнее и не станет драться один на один.
     Можно  пожаловаться  попечителю. Но у Кикина  отец полковник,  а Ахимас
непонятно кто, племянник дикого горца, расплатившегося за пансион и гимназию
турецкими золотыми монетами из кожаного кисета.
     Самым простым и правильным было  такое  решение: чтобы Кикина не стало.
Ахимас пораскинул мозгами и придумал, как это сделать чисто и аккуратно.
     Кикин отвешивал  "чухне"  пинки,  сыпал  за шиворот  железные  кнопки и
плевал из трубочки жеваной бумагой, Ахимас  же дожидался мая. В мае началось
лето, и воспитанники стали бегать  на  Кумку купаться. Еще с начала  апреля,
когда  вода была обжигающе  холодной, Ахимас начал учиться нырять. К  маю он
уже мог плавать под водой с открытыми глазами, изучил речное дно и без труда
задерживал дыхание на целую минуту. Все было готово.
     Получилось очень просто, как и задумывалось. Все пришли на реку. Ахимас
нырнул, снизу дернул Кикина за ногу и утянул под воду. В  руке Ахимас держал
веревку,  другой  конец  которой был  накрепко  привязан  к  куску  топляка.
Когда-то Хасан  научил  племянника  кабардинскому  узлу  --  затягивается  в
секунду, а кто не знает секрета, нипочем не развяжет.
     Одним  движением  Ахимас затянул  узел  на  лодыжке  врага,  всплыл  на
поверхность и вылез на берег. Досчитал до пятисот, снова нырнул. Кикин лежал
на  дне. Его рот  был открыт, глаза  тоже.  Ахимас  прислушался к  себе и не
ощутил  ничего кроме спокойного удовлетворения от  хорошо сделанной  работы.
Развязал веревку, вынырнул. Мальчишки кричали и плескали друг в друга водой.
Кикина хватились нескоро.
     После того,  как  эта  трудность  разрешилась,  жить в  пансионе  стало
гораздо  лучше.  Без  заводилы Кикина  травить "чухну" стало некому.  Ахимас
переходил из класса в класс. Учился не хорошо и не плохо. Чувствовал, что из
всех  этих наук ему  в жизни мало что пригодится.  Хасан приезжал  редко, но
всякий раз увозил  племянника на одну-две  недели в  горы --  поохотиться  и
поночевать под звездным небом.
     * * *
     Когда Ахимас  заканчивал  шестой класс, возникла  новая  трудность.  За
городом, на третьей  версте Ставропольского тракта, был веселый дом, куда по
вечерам ездили отдыхающие на водах мужчины. С некоторых пор на третью версту
повадился и  Ахимас, который  к шестнадцати  вытянулся,  раздался в плечах и
вполне мог сойти за двадцатилетнего. Это было настоящее, не то что заучивать
по-древнегречески куски из "Илиады".
     Однажды Ахимасу не повезло. Внизу, в общем зале, где раскрашенные девки
пили  лимонад  и  ждали,  пока  их поведут  наверх,  он встретил  инспектора
гимназии,  коллежского, советника  Тенетова  --  в  сюртуке  и  с  фальшивой
бородой. Тенетов понял по взгляду, что узнан, ничего Ахимасу не сказал, но с
того дня проникся к белобрысому шестикласснику лютой ненавистью. Скоро стало
ясно, к чему ведет инспектор -- непременно срежет на летних экзаменах.
     Оставаться на  второй год было стыдно и  скучно. Ахимас задумался,  как
быть.
     Будь  это не Тенетов, а кто-то  другой из преподавателей,  Хасан дал бы
взятку.  Но Тенетов мзды не  брал  и очень  этим  гордился. Мзда ему была не
нужна -- два года  назад  коллежский советник  женился  на купеческой вдове,
взял в приданое сто сорок тысяч и лучший дом во всем городе.
     Изменить отношения  с Тенетовым не представлялось  возможным: при одном
взгляде на Ахимаса инспектора начинало трясти.
     Перебрав все возможные варианты, Ахимас остановился на самом верном.
     В ту весну в  Соленоводске пошаливали: лихие люди  подходили к позднему
прохожему, били  ножом  в  сердце  и  забирали часы, бумажник, если были  --
кольца. Говорили,  будто из  Ростова на гастроли  приехала  знаменитая шайка
"Мясники".
     Однажды вечером, когда инспектор  шел из ресторации Петросова  домой по
темной, пустынной улице, Ахимас подошел к  нему и ударил кинжалом в  сердце.
Снял  с упавшего  часы  на золотой цепочке, взял  бумажник.  Часы и бумажник
бросил в реку, деньги -- двадцать семь рублей ассигнациями -- оставил себе.
     Думал, что трудность решена, но вышло плохо. Служанка из соседнего дома
видела  Ахимаса,  когда он быстро шел от места убийства, вытирая  нож пучком
травы. Служанка донесла в полицию, и Ахимаса посадили в арестантскую.
     Хорошо хоть дядя в ту пору был в городе.
     Дядя  пригрозил служанке,  что отрежет  ей  нос и  уши, и  она  пошла к
исправнику, сказала, что  обозналась. Потом  Хасан  сходил к исправнику сам,
заплатил пять тысяч серебром -- все, что накопил контрабандой -- и арестанта
выпустили.
     Ахимасу было стыдно. Когда дядя усадил его напротив себя, Ахимас не мог
смотреть ему  в глаза.  Потом рассказал всю правду --  и  про Кикина,  и про
инспектора.
     После долгого молчания Хасан вздохнул. Сказал: "Аллах  всякому существу
свое предназначение находит. Хватит учиться, мальчик, будем дело делать".
     И началась другая жизнь.

0

23

6
     Раньше  Хасан привозил из Турции и Персии контрабандный товар, продавал
перекупщикам.  Теперь стал возить сам -- в Екатеринодар, Ставрополь, Ростов,
на нижегородскую ярмарку. Брали хорошо, потому что Хасан  не дорожился. Он и
покупатель били по рукам, обмывали сделку. Потом  Ахимас догонял покупателя,
убивал,  а товар привозил обратно  -- до следующей  продажи.  Выгоднее всего
съездили в Нижний.  Продали одну и  ту же  партию  мерлушки, десять
тюков, три раза. Первый раз за тысячу  триста  рублей (Ахимас догнал купца с
приказчиком на лесной дороге, убил обоих кинжалом); второй раз за тысячу сто
(барышник   только   и   успел,   что   удивленно  ойкнуть,  когда  вежливый
студент-попутчик  всадил ему обоюдоострый клинок в печень); в третий раз  --
за тысячу пятьсот (у армянина в поясе, вот удача, нашлось еще без малого три
тысячи).
     Убивая,  Ахимас был  спокоен  и огорчался,  только  если смерть не была
мгновенной. Но такое случалось редко -- рука у него была верная.
     Так продолжалось  три года. За это время князь Барятинский взял в  плен
имама Шамиля,  и большая война  на Кавказе кончилась. Дядя  Хасан женился на
девушке из  хорошего  горского рода, потом  взял  и  вторую  жену,  из  рода
победнее, -- по бумагам она была его воспитанницей. Купил в Соленоводске дом
с большим  садом,  по саду  гуляли визгливые павлины.  Хасан  стал  толстый,
полюбил пить на веранде шампанское и философствовать. В горы за контрабандой
ездить ленился  -- теперь  _знающие люди_  привозили  ему  товар сами. Долго
сидели, пили чай, спорили из-за цены.  Если переговоры  получались  трудные,
Хасан  посылал за  Ахимасом. Тот входил, вежливо  касался рукой  лба и молча
смотрел на упрямца своими светлыми спокойными глазами. Это действовало.
     Однажды осенью, на следующий  год  после  того, как в России освободили
крестьян,  к  Хасану  приехал  старый  кунак  Абылгази.  Рассказал,   что  в
Семигорске появился новый человек,  из  выкрестов, имя ему  Лазарь Медведев.
Приехал  в прошлый год лечиться от живота и понравилось, остался. Женился на
красивой  бесприданнице,  построил  на  холме  дом с  колоннами,  купил  три
источника.  Теперь  все  приезжие пьют  воды  и  принимают  ванны  только  у
Медведева, а  еще  говорят, что каждую  неделю он отправляет  в  Петербург и
Москву по десять тысяч бутылок минеральной воды. Но самое интересное не это,
а то, что  у Лазаря  есть железная комната.  Выкрест не верит  в  банки -- и
правильно  делает,  мудрый человек. Все  свои  огромные  деньги он хранит  в
подвале под домом. Там у него камора,  в которой все стены железные, а дверь
такая, что из пушки стреляй -- не прошибешь. Трудно в такую комнату попасть,
сказал  Абылгази, поэтому  за свой рассказ он  не  просит вперед, а согласен
подождать  расчета  сколько  понадобится,  и  просит  скромно  --  всего  по
гривеннику с каждого рубля, что достанется Хасану.
     "Железная комната -- это очень трудно, -- важно покивал Хасан, прежде о
таких комнатах не слыхивавший. -- Поэтому, если мне пособит Аллах, получишь,
почтенный, по пять копеек с рубля".
     Потом  позвал  племянника, передал ему слова старого Абылгази и сказал:
"Езжай в Семигорск. Посмотри, что за комната такая".

0

24

7
     Посмотреть на железную комнату получилось легче, чем думал Ахимас.
     Он явился к  Медведеву, одетый в серую  визитку  и в сером же цилиндре.
Сначала, еще из  гостиницы, послал карточку, на ней было напечатано золотыми
буквами:

     Торговый дом "Хасан Радаев"
     АФАНАСИЙ ПЕТРОВИЧ ВЕЛЬДЕ, компаньон.

     Медведев  ответил  запиской, что  о  торговом  доме  уважаемого  Хасана
Радаева наслышан и просит пожаловать незамедлительно. И Ахимас отправился  в
новый, красивый дом, что  стоял на краю города, над крутым обрывом, и был со
всех  сторон  обнесен высокой каменной стеной.  Не дом  -- крепость. В таком
можно и осаду пересидеть.
     Когда Ахимас  вошел  в  дубовые  ворота,  это  впечатление  еще  больше
усилилось: по двору прогуливались двое часовых с штуцерами, и были часовые в
военной форме, только без погон.
     Хозяин  был  лыс,  крутолоб, с  крепким  брюшком и  сметливыми  черными
глазами. Он усадил молодого человека за стол, предложил кофе и сигару. После
десяти минут вежливого, неторопливого разговора о политике и ценах на шерсть
спросил, чем может быть полезен почтенному господину Радаеву.
     Тогда Ахимас изложил деловое предложение, придуманное им  для предлога.
Надо  наладить  обмен минеральной  водой между  Соленоводском и Семигорском,
сказал он. У вас  лечат от желудка, у нас -- от почек. Многие приезжие хотят
поправить и то, и другое. Чтобы людям зря не трястись по горам за сто верст,
не устроить  ли в Соленоводске магазин фирмы "Медведев",  а  в Семигорске --
магазин торгового дома "Радаев". И вам, и нам выгода.
     "Мысль хорошая, -- одобрил  выкрест. -- Очень хорошая. Только на дороге
много  разбойников. Как я буду  из  Соленоводска  выручку  возить?".  "Зачем
возить?  -- удивился  Ахимас. --  Можно в банк  класть".  Медведев  погладил
венчик курчавых волос вокруг лысины, улыбнулся: "Не верю я в банки, Афанасий
Петрович. Предпочитаю денежки  у  себя  хранить".  "Так ведь опасно  у себя,
ограбить могут",  -- осуждающе покачал головой Ахимас. "Меня  не ограбят. --
Медведев хитро подмигнул.
     --  Во-первых,  у  меня в доме отставные  солдаты живут из кантонистов,
днем и ночью посменно двор стерегут. А еще больше я на бронированную комнату
полагаюсь. Туда  никто  кроме меня попасть не может". Ахимас хотел спросить,
что за  комната такая, но не  успел -- хозяин сам  предложил: "Не угодно  ли
взглянуть?"
     Пока спускались в  подвал (туда из двора  вел отдельный вход), Медведев
рассказал,  как  инженер  из  Штутгарта строил  ему  денежное  хранилище  со
стальной  дверью  толщиной  в   восемь  дюймов.  На  двери  цифровой  замок,
восьмизначная комбинация. Ее знает только  он сам,  Медведев, и каждый  день
меняет.
     Вошли  в подземное  помещение,  где горел  керосиновый  фонарь.  Ахимас
увидел  стальную стену  и  кованую, в  круглых заклепках  дверь.  "Такую  не
открыть и не взорвать,  -- похвастался хозяин. -- У меня сам городничий свои
сбережения  хранит, и начальник  полиции,  и купцы местные.  Я  за  хранение
недешево  беру,  но  людям  все  равно выгодно.  Тут понадежней, чем в любом
банке". Ахимас почтительно кивнул, заинтересовавшись известием о  том, что в
железной комнате, оказывается, хранятся не только деньги самого Медведева.
     Но тут выкрест сказал неожиданное: "Так что передайте вашему уважаемому
дяде,  дай  ему  Бог  здоровья  и  благополучия  в  делах,  чтоб не  изволил
беспокоиться. Я на Кавказе человек новый, но про тех, кого надо знать, знаю.
Поклон  Хасану Мурадовичу и благодарность за внимание к моей персоне. А идея
насчет обмена водами хорошая. Ваша  идея?"  Он  покровительственно  похлопал
молодого человека по спине и пригласил  бывать у него в доме -- по четвергам
там собирается все лучшее семигорское общество.
     То, что выкрест оказался человеком ловким и  осведомленным, еще не было
трудностью.   Трудность  обнаружилась   в  четверг,  когда   Ахимас,  приняв
приглашение, явился в дом над обрывом, чтоб изучить расположение комнат.
     План  пока  представлялся  таким:  ночью  перебить  охрану,  приставить
хозяину кинжал к горлу и посмотреть, что ему дороже  -- железная комната или
жизнь. План  был прост, но Ахимасу не очень нравился. Во-первых, не обойтись
без помощников.  Во-вторых,  есть люди, для  которых деньги дороже жизни,  и
чутье подсказывало молодому человеку, что Лазарь Медведев из их числа.
     Гостей на четверге  собралось много,  и  Ахимас надеялся, что  попозже,
когда  сядут за стол и хорошенько выпьют, ему удастся незаметно отлучиться и
осмотреть  дом.  Но  до этого не дошло,  потому  что в  самом начале  вечера
обозначилась уже упомянутая трудность.
     Когда  хозяин  представлял гостя жене, Ахимас  отметил лишь, что старый
Абылгази не  солгал -- женщина  молода  и хороша собой:  золотисто-пепельные
волосы,  красивый  рисунок глаз.  Звали ее Евгения  Алексеевна. Но  прелести
мадам Медведевой  к  делу касательства  не имели,  поэтому,  приложившись  к
тонкой белой руке, Ахимас прошел в  гостиную и встал в самом дальнем углу, у
портьеры,  откуда  было  хорошо  видно  все  общество  и дверь,  ведущую  во
внутренние покои.
     Там его и отыскала хозяйка. Она подошла и тихо спросила: "Это ты, Лия?"
Сама себе ответила: "Ты. Таких глаз ни у кого больше нет".
     Ахимас  молчал,  охваченный странным,  не бывалым прежде оцепенением, а
Евгения Алексеевна  быстрым, срывающимся  полушепотом продолжила: "Зачем  ты
здесь? Муж говорит, что  ты разбойник и убийца, что ты хочешь его  ограбить.
Это правда?  Не  отвечай, мне все  равно. Я тебя  так ждала. Потом перестала
ждать и вышла замуж,  а ты взял и приехал. Ты заберешь меня отсюда? Это ведь
ничего, что я тебя не дождалась, ты не сердишься? Ты ведь помнишь меня? Я --
Женя, из скировского приюта".
     Тут  Ахимас вдруг ясно увидел перед  собой картину, которую за все  эти
годы ни разу не вспоминал: Хасан увозит  его из  приюта, а худенькая девочка
молча  бежит за  конем. Кажется, напоследок она крикнула: "Лия, я  буду тебя
ждать!"
     Эту трудность  обычным способом было  не разрешить. Ахимас не знал, чем
объяснить  поведение  жены Медведева.  Может быть,  это  и есть любовь,  про
которую пишут в романах? Но он не верил романам и после гимназии ни к одному
из них не прикоснулся. Было тревожно и неуютно.
     Ахимас ушел с вечера, ничего не сказав Евгении Алексеевне. Сел на коня,
вернулся в Соленоводск. Рассказал дяде про железную комнату и про  возникшую
трудность. Хасан подумал и сказал: "Жена, предающая мужа -- это плохо. Но не
нам разбираться  в  хитросплетениях судьбы, надо  просто  делать то,  что ей
угодно. А судьбе угодно, чтобы мы  попали в железную  комнату с помощью жены
Медведева, -- это ясно".

0

25

8
     Хасан и Ахимас поднялись к дому  Медведева пешком,  чтоб  не будоражить
часовых  стуком копыт. Коней оставили под обрывом, в  роще. Внизу, в долине,
светились редкие огоньки -- Семигорск уже спал. По черно-зеленому небу легко
скользили прозрачные облака, отчего ночь поминутно то светлела, то темнела.
     План составил Ахимас. Евгения  откроет на  условный стук калитку  сада.
Они  прокрадутся садом во двор, оглушат обоих  часовых и спустятся в подвал.
Евгения откроет  бронированную  дверь, потому  что муж показывал ей, как это
делается, а номер  комбинации он пишет на бумажке и прячет  у себя в спальне
за  иконой. Боится,  что  забудет  комбинацию,  и тогда  придется  разбирать
каменную кладку пола -- иначе в железную комнату не попасть.  Они заберут не
все, а только то, что смогут унести. Евгению Ахимас возьмет с собой.
     Когда договаривались, она вдруг заглянула ему в глаза и спросила: "Лия,
а ты меня не обманешь?"
     Он не знал, как с  ней быть. Дядя  совета не давал. "Когда наступит миг
решать, сердце  тебе подскажет", -- сказал  Хасан. Но лошадей взял три. Одна
Хасану, другая Ахимасу,  третья  для добычи. Племянник  молча  смотрел,  как
Хасан выводит из  конюшни  только рыжую,  вороного и гнедую,  но  ничего  не
сказал.
     Бесшумно  двигаясь вдоль белой стены,  Ахимас думал: как  это -- сердце
подскажет? Сердце пока молчало.
     Калитка открылась сразу же, не  скрипнув  смазанными петлями.  В проеме
стояла Евгения. Она была в папахе и бурке. Собралась в путь.
     "Иди  сзади,  женщина",  --  шепнул Хасан,  и  она посторонилась, давая
дорогу.
     Отставных солдат  у  Медведева  было  шестеро.  Они дежурили  по  двое,
сменяясь каждые четыре часа.
     Ахимас  припал к  яблоне и стал  смотреть,  что делается во дворе. Один
часовой дремал,  сидя на тумбе возле ворот и  обхватив  ружье.  Второй мерно
шагал от ворот к дому и обратно: тридцать шагов туда, тридцать обратно.
     Часовых,  конечно,  надо было  убить --  когда  Ахимас  в  разговоре  с
Евгенией  согласился, что только оглушит их и свяжет,  он знал: это обещание
сдержать нельзя.
     Ахимас  подождал,  пока  бодрствующий   часовой  остановится  раскурить
трубку, беззвучно подбежал  сзади в  своих мягких чувяках и ударил  кастетом
повыше  уха. Кастет --  незаменимая вещь, когда  нужно  убить  очень быстро.
Лучше, чем нож, потому что нож надо вынимать из раны, а это лишняя секунда.
     Солдат не  вскрикнул,  а  обмякшее  тело Ахимас  подхватил на руки,  но
второй спал  чутко --  от хруста  проламываемой кости зашевелился и повернул
голову.
     Тогда Ахимас оттолкнул мертвое тело и в три  огромных прыжка оказался у
ворот. Солдат разинул темный рот, но крикнуть не успел. От удара в висок его
голова качнулась назад и глухо стукнулась о крепкие дубовые доски.
     Одного  мертвеца Ахимас  оттащил в тень,  второго  посадил так же,  как
раньше.
     Махнул рукой, и в освещенный  луной двор вышли Хасан и Евгения. Женщина
молча посмотрела  на сидящий  труп и обхватила себя руками за плечи. Ее зубы
мелко,  дробно  стучали. Теперь, при свете  луны, Ахимас разглядел,  что под
буркой на ней черкеска с газырями, а у пояса кинжал.
     "Иди, женщина, открывай железную комнату", -- подтолкнул ее Хасан.
     По ступенькам спустились в подвал. Дверь Евгения открыла ключом. Внизу,
в квадратном помещении,  одна стена которого была  сплошь  из стали, Евгения
зажгла лампу. Взялась за колесо на бронированной двери, стала крутить его то
вправо, то влево, заглядывая в бумажку. Хасан смотрел с  любопытством, качал
головой. В двери что-то щелкнуло, Евгения потянула створку на себя, но сталь
была для нее слишком тяжелой.
     Хасан отодвинул женщину в сторону, крякнул, и плита сначала с трудом, а
потом все легче и легче пошла вовне.
     Ахимас  взял  лампу  и  вошел  внутрь.  Комната  была  меньше,  чем  он
представлял: шагов десять в ширину, шагов пятнадцать в длину. В комнате были
сундуки, мешочки и канцелярские папки.
     Хасан  открыл  один  сундук и тут же захлопнул -- там лежали серебряные
слитки.  Их много не  унесешь, тяжело.  Зато в мешочках позвякивали  золотые
монеты, и дядя одобрительно зачмокал. Стал совать мешочки за пазуху, а потом
кидать в бурку.
     Ахимас  больше  заинтересовался  папками.  В  них  оказались   акции  и
облигации.  Он  стал отбирать те,  что массового тиража и повыше  номиналом.
Акции Ротшильда,  Крупна и  хлудовских мануфактур  стоили дороже  золота, но
Хасан был человеком старой закалки и ни за что бы в это не поверил.
     Закряхтев, он взвалил на спину тяжелый  узел, с сожалением оглянулся --
мешочков оставалось  еще много, -- вздохнул и направился к выходу. У Ахимаса
за пазухой лежала толстая пачка ценных бумаг. Евгения не взяла ничего.
     Когда дядя стал подниматься по невысокой лестнице во двор, ударил залп.
Хасан  опрокинулся и  съехал по ступенькам  головой вниз. Лицо  у него  было
такое,   какое  бывает  у  человека,  застигнутого  внезапной   смертью.  Из
развязавшейся бурки, посверкивая и звеня, вниз сыпалось золото.
     Ахимас опустился на  четвереньки, вскарабкался  по лестнице и осторожно
высунулся. В руке у него был длинноствольный американский револьвер "кольт",
заряженный шестью пулями.
     Никого во  дворе не  было.  Враги  засели  на  веранде  дома, снизу  не
разглядеть.  Но  и  Ахимаса  они  тоже  вряд ли  видели, потому что  ступени
лестницы были в густой тени.
     "Один  из вас убит! -- раздался голос Лазаря  Медведева. -- Кто,  Хасан
или Ахимас?"
     Ахимас  прицелился  на  голос,  но  стрелять   не   стал  --  не  любил
промахиваться.
     "Хасан, это  был Хасан, --  уверенно крикнул  выкрест. -- Вы,  господин
Вельде, фигурой постройнее.  Выходите, молодой человек. Вам  некуда  деться.
Известно ли вам, что такое электричество? Когда открывается дверь хранилища,
у меня  в  спальне срабатывает сигнал. Нас здесь четверо --  я  и трое  моих
вояк.  А четвертого я послал за  приставом. Выходите, не будем тянуть время!
Час-то поздний!"
     Они  пальнули еще  раз  --  видимо,  для острастки. Пули  защелкали  по
каменным стенам.
     Евгения шепнула сзади:  "Я  выйду.  Темно, я в бурке,  они  не  поймут.
Решат, что это ты. Они выйдут из укрытия, и ты их всех застрелишь".
     Ахимас  обдумал ее  предложение. Теперь можно  было бы взять  Евгению с
собой -- одна лошадь освободилась. Жалко только, до рощи не добраться. "Нет,
-- сказал он. -- Они слишком меня боятся и сразу станут стрелять".
     "Не станут, -- ответила Евгения. -- Я высоко подниму руки".
     Она легко переступила  через лежащего Ахимаса и вышла во двор, раскинув
руки  в  стороны, словно боялась  потерять равновесие.  Прошла шагов пять, и
нестройно грянули выстрелы.
     Евгению откинуло назад.  К неподвижному телу с темной галереи осторожно
спустились четыре  тени. Я был  прав, подумал Ахимас, они  стали стрелять. И
убил всех четверых.
     * * *
     В последующие годы он редко вспоминал о Евгении.  Только  если случайно
что-нибудь напомнит. Или во сне.

0

26

9
     В 27 лет Ахимас Вельде любил  играть на рулетке.  Дело было  не в
деньгах, деньги он зарабатывал другим способом -- много, гораздо больше, чем
мог  истратить.  Ему  нравилось побеждать  слепой  случай и властвовать  над
стихией  цифр.  Уютно  потрескивающий  штурвал  рулеточного колеса,  сверкая
металлом и полированным  красным  деревом, вращался по собственным, казалось
бы, ему  одному  ведомым законам, но правильный  расчет, выдержка и контроль
над  эмоциями срабатывали здесь точно так же,  как во  всех прочих известных
Ахимасу ситуациях, а  стало быть, закон был все  тот же, знакомый с детства.
Единство жизни  при бесконечном  многообразии ее форм  --  вот  главное, что
занимало  Ахимаса.  Каждое новое  подтверждение этой истины  заставляло  его
ровно бьющееся сердце чуть-чуть убыстрять ритм.
     В его  жизни выпадали продолжительные периоды  праздности,  когда нужно
было  себя  чем-то  занять.  Отличное  изобретение  сделали  англичане,  оно
называлось hobby. У Ахимаса таких hobby  было два: рулетка и женщины. Женщин
он  предпочитал самых лучших, самых настоящих --  _профессиональных женщин_.
Они были нетребовательны и предсказуемы, понимали, что есть правила, которые
следует соблюдать. Женщины тоже  были бесконечно разнообразны, оставаясь при
этом единой,  неизменной Женщиной.  Ахимас  заказывал  в парижском агентстве
самых дорогих -- обычно на  месяц. Если попадалась  очень хорошая, продлевал
контракт еще на один срок, но никогда дольше -- такое у него было правило.
     Последние два года он  жил на немецком курорте Рулетенбург,  потому что
здесь,  в самом веселом  городе  Европы, оба его  hobby  осуществлялись  без
труда. Рулетенбург был похож  на Соленоводск --  тоже минеральные источники,
тоже  ленивые,  праздные  толпы,  где  никто никого  не  знает  и  никем  не
интересуется.  Не  хватало  только  гор,  но общее впечатление  временности,
сиюминутности, _не настоящести_ было точно такое  же. Ахимасу казалось,  что
курорт  -- это аккуратный,  чистенький  макет  жизни, исполненный в масштабе
1:500 или 1:1000. Человек живет на свете пятьсот месяцев, а если повезет, то
тысячу,   в  Рулетенбург  же  приезжали  на  месяц.  То  есть  существование
курортного  жителя  длилось  в  среднем  тридцать дней  --  именно  с  такой
периодичностью  сменялись здесь  поколения.  В  этот  срок умещалось все  --
радость  приезда,  привыкание,  первые  признаки  скуки,  грусть  по  поводу
возвращения в другой, большой мир. Здесь были коротенькие романы, бурные, но
маленькие  страсти,   были  свои  мимолетные  знаменитости  и  недолговечные
сенсации. Сам  же Ахимас был постоянным зрителем этого кукольного театра. Он
установил  себе  собственный  срок  существования,  не  такой,  как  у  всех
остальных.
     Жил он  в одном из лучших номеров отеля "Кайзер",  где  останавливались
индийские набобы, американские золотопромышленники и русские великие князья,
путешествующие инкогнито. Посредники знали, где его найти. Когда Ахимас брал
заказ, номер оставался за ним,  и иногда пустовал неделями, а то и  месяцами
-- в зависимости от сложности дела.
     Жизнь была приятной. Периоды напряжения перемежались  периодами отдыха,
когда  глаз  радовало  зеленое сукно,  слух  -- мерный  перестук рулеточного
колеса. Вокруг кипели  концентрированные масштабом времени страсти: солидные
господа бледнели и  краснели,  дамы  падали  в  обморок, кто-то  трясущимися
руками  вытряхивал  из  бумажника  последний   золотой.  Наблюдать  за  этим
захватывающим спектаклем Ахимасу не надоедало. Сам он не проигрывал никогда,
потому что у него была Система.
     Система была настолько  проста и очевидна, что  поразительно, как ею не
пользовались  другие.  Им  просто  не  хватало  терпения,  выдержки,  умения
контролировать эмоции -- всего того,  что у Ахимаса имелось в  избытке. Надо
было всего лишь  ставить на один и тот же сектор, постоянно удваивая ставку.
Если  у  тебя  денег  много,  рано  или поздно  вернешь все,  что проиграл и
сколько-то выиграешь.  Вот  и  весь  секрет.  Только  ставить  нужно  не  на
одиночное число, а на большой сектор. Ахимас обычно предпочитал треть.
     Он шел к столу, где играли  без  ограничения ставок, ждал, пока выигрыш
обойдет  какую-нибудь из третей шесть раз  кряду, и тогда начинал  игру.  На
первый  раз  ставил  золотой. Если  треть  не выпадала,  ставил  на  нее два
золотых, потом четыре, потом восемь, и так до тех пор, пока шарик не попадал
туда, куда  должно. Поднимать  ставку Ахимас мог до  каких  угодно  высот --
денег  хватало.  Один  раз,  перед  последним  Рождеством, вторая треть,  на
которую  он ставил,  не выпадала двадцать два раза -- шесть подготовительных
бросков и шестнадцать под ставку.  Но  Ахимас не  сомневался  в успехе,  ибо
каждая неудача увеличивала шансы.
     Бросая  на  стол  чеки,  на  которых  все возрастало  число  нулей,  он
вспоминал случай из своего американского периода.
     Дело  было недавние. Тогда он получил солидный заказ  из Луизианы. Нужно
было  ликвидировать  комиссара  федерального  правительства,  который  мешал
"карпетбэггерам"    делить    концессии.    "Карпетбэггерами",    то    есть
"саквояжниками", назывались предприимчивые авантюристы с Севера, приезжавшие
на  побежденный  Юг   с  одним  тощим   саквояжем,  а  уезжавшие  обратно  в
персональных пульманах.
     Время  было смутное,  человеческая  жизнь в  Луизиане стоила  недорого.
Однако за комиссара давали  хорошие деньги --  очень уж трудно было до  него
добраться. Комиссар знал, что на него охотятся, и вел себя мудро: вообще  не
выходил из  своей  резиденции. Спал, ел, подписывал бумаги в четырех стенах.
Резиденцию днем и ночью охраняли солдаты в синих мундирах.
     Ахимас остановился в  гостинице, расположенной от резиденции в трехстах
шагах -- подобраться ближе не удалось. Из номера было видно окно Комиссарова
кабинета. По утрам,  ровно в половине восьмого,  объект раздвигал шторы. Это
действие  занимало три  секунды -- на  таком  большом  расстоянии толком  не
прицелишься.  Окно  было  разделено  на  две  части  широким  стояком  рамы.
Дополнительная трудность состояла в том, что, отдергивая занавески, комиссар
оказывался то чуть правее стояка, то чуть левее. Шанс для выстрела был всего
один -- промахнешься, пиши пропало, другого случая не  представится. Поэтому
действовать следовало наверняка.
     Вариантов было только два: мишень окажется или справа, или слева. Пусть
будет  справа,  решил  Ахимас.  Какая разница.  Длинноствольная  винтовка  с
зажатым в тисках ложем была наведена на  шесть дюймов правее стояка, как раз
на  уровне  груди. Вернее всего было  бы  установить две винтовки, справа  и
слева, но для  этого  потребовался  бы ассистент,  а  Ахимас в те годы (да и
сейчас, разве  что кроме  крайней необходимости)  предпочитал обходиться без
помощников.
     Пуля была особенная, разрывная, с раскрывающимися лепестками. Внутри --
эссенция трупного  яда. Достаточно, чтобы в кровь попала хоть малая частица,
и любое, даже легкое ранение станет смертельным.
     Все  было готово. В первое утро комиссар подошел слева. Во второе тоже.
Ахимас не подгонял  время  -- он знал,  что завтра или послезавтра занавески
отдернутся справа, и тогда он спустит курок.
     Но  комиссара словно  подменили. С того самого дня,  как был установлен
прицел, он шесть дней подряд раздвигал шторы не справа, а слева.
     Ахимас решил, что у объекта выработалась рутина, и переместил прицел на
шесть дюймов левее центра. Так на седьмое утро комиссар подошел справа! И на
восьмое, и на девятое.
     Тогда  Ахимас  понял,  что в  игре  со  слепым случаем  главное  --  не
суетиться. Он терпеливо ждал. На одиннадцатое утро комиссар  подошел, откуда
нужно, и работа была сделана.
     Вот и на прошлое Рождество, на  семнадцатый раз, когда ставка поднялась
до  шестидесяти пяти  тысяч, шарик,  наконец, попал  куда нужно,  и  Ахимасу
отсчитали без малого двести тысяч. Это окупило все проигранные ставки, и еще
немного осталось в плюсе.

0

27

10

     То  сентябрьское  утро   2000  года  начиналось  как   обычно.   Ахимас
позавтракал  вдвоем   с  Азалией.  Это   была   тонкая,  гибкая  китаянка  с
удивительным,  похожим на  хрустальный  колокольчик голосом.  На самом  деле
звали  ее  как-то по-другому,  но по-китайски  имя значило  "Азалия" --  это
сообщили из агентства. Ее прислали  Ахимасу на пробу, как образец восточного
товара, который совсем  недавно начал поступать  на  европейский рынок. Цена
была вполовину меньше обычной, а если бы мсье Вельде захотел вернуть девушку
раньше  срока,  деньги были бы  ему  возвращены. В обмен  на  столь льготные
условия  агентство  просило  знатока  и   постоянного   клиента  дать   свое
авторитетное  заключение  как о  способностях  Азалии,  так и о перспективах
желтого товара в целом.
     Ахимас был склонен дать самую  высшую  оценку.  По  утрам, когда Азалия
напевала,  сидя  перед  венецианским  зеркалом,  в  груди  у  Ахимаса что-то
сжималось,  и это ему  не  нравилось.  Китаянка была  слишком  хороша. Вдруг
привыкнешь и не захочется расставаться? Он уже решил, что отправит ее раньше
срока. Но денег  назад не потребует  и даст отличную рекомендацию, чтобы  не
испортить девушке карьеру.
     В два пятнадцать, по всегдашнему обыкновению, Ахимас вошел в воксал. Он
был  в  пиджаке  цвета  какао  с  молоком,  клетчатых  панталонах  и  желтых
перчатках.  Навстречу  завсегдатаю бросились служители,  взяли  тросточку  и
цилиндр. К  герру  Вельде  в  игорных домах  Рулетенбурга привыкли. Поначалу
воспринимали  его  манеру  игры  как  неизбежное  зло, а потом заметили, что
постоянное  удвоение   ставок,  практикуемое  немногословным   блондином   с
холодными светлыми  глазами, распаляет азарт у соседей  по  столу. И  Ахимас
стал в игорных заведениях дорогим гостем.
     Он  выпил свой обычный кофе  с ликером,  просмотрел  газеты.  Англия  и
Россия  не  могли   договориться  по   поводу   таможенных  пошлин.  Франция
задерживала  выплату  репараций,  в связи  с чем  Бисмарк  направил  в Париж
угрожающую  ноту.  В  Бельгии  вот-вот  начнется  процесс  над  Брюссельским
Крысоловом.
     Выкурив сигару, Ахимас подошел к столу No 12, где шла игра по крупной.
     Играли трое,  и какой-то седой  господин  просто  сидел,  нервно щелкал
крышкой золотых  часов. Увидев Ахимаса, так и впился глазами. Опыт  и  чутье
подсказали: клиент. Пришел неслучайно, дожидается. Но Ахимас  не подал  виду
-- пусть подойдет сам.
     Через  восемь с половиной минут  определилась треть -- третья, с  24 до
36.  Поставил фридрихсдор. Выиграл три. Седой все смотрел, лицо  у него было
бледное.  Ахимас  подождал  еще  одиннадцать  минут,  пока  не   обозначился
следующий сектор. Поставил золотой на первую треть, с 1 до 12. Выпало 13. Во
второй  раз  поставил  два золотых. Выпало зеро.  Поставил  четыре  золотых.
Выпало 8. Выигрыш 12 фридрихсдоров. Пять золотых в плюсе. Все шло нормально,
без неожиданностей.
     Тут седой, наконец,  встал.  Подошел, вполголоса осведомился: "Господин
Вельде?" Ахимас кивнул, продолжая следить  за вращением колеса.  "Я к вам по
рекомендации барона де..." (седой  назвал  имя брюссельского посредника). Он
волновался все больше. Шепотом  пояснил: "У меня к вам очень важное дело..."
"Не угодно ли прогуляться?" -- перебил Ахимас, убирая золотые в портмоне.
     Седой  господин оказался Леоном Фехтелем, владельцем известного  на всю
Европу  бельгийского банкирского  дома "Фехтель  и Фехтель".  У банкира была
серьезная проблема. "Читали ли вы о Брюссельском Крысолове?"  -- спросил он,
когда они сели в парке на скамейку.
     Все  газеты  писали  о  том, что наконец-то схвачен  маньяк, похищавший
маленьких девочек.  В "Пти-паризьен" было напечатано, что полиция арестовала
"г-на  Ф.",  владельца загородной виллы под Брюсселем.  Садовник  донес, что
слышал ночью  доносившиеся  из  подвала приглушенные детские  стоны. Полиция
тайно проникла в дом, провела обыск и обнаружила в подвале потайную дверь, а
за  ней такое, что, по утверждению  газеты, "бумага не вынесла  бы  описания
этой  чудовищной  картины". Картина,  тем  не  менее, была обрисована уже  в
следующем  абзаце,  причем со всеми подробностями. В дубовых бочках  полиция
нашла маринованные части  тел  семи из девочек, пропавших  в Брюсселе и  его
окрестностях за последние два года. Один труп был совсем свежий, со  следами
неописуемых   истязаний.   Всего   за  последние  годы   бесследно   исчезли
четырнадцать  девочек в возрасте от шести  до тринадцати лет.  Несколько раз
видели, как прилично одетый господин с густыми черными бакенбардами сажает в
свой  экипаж  маленьких  торговок цветами  и  папиросами. Один раз свидетель
слышал,  как человек с бакенбардами уговаривал  11-летнюю цветочницу  Люсиль
Лану  отвезти  к  нему   домой  всю  корзину,  обещая  за  это  показать  ей
механическое  пианино, которое  само  играет  чудесные  мелодии. После  того
случая   газеты  перестали  звать   монстра   "Синей  Бородой"  и  окрестили
"Брюссельским крысоловом", по аналогии со сказочным Крысоловом, заманивавшим
детей звуками волшебной музыки.
     Про  арестованного  г-на  Ф.  сообщалось,  что  это человек из  высшего
общества, представитель золотой молодежи. У него, действительно, были густые
черные   бакенбарды,   а   на  вилле  имелось  механическое  пианино.  Мотив
преступлений  ясен, писала "Ивнинг  стандард" -- извращенное сладострастие в
духе маркиза де Сада.
     Дата и место судебного процесса уже определились: 24 сентября в городке
Мерлен, расположенном в получасе езды от бельгийской столицы.
     "Я  читал про  Брюссельского Крысолова",  -- сказал  Ахимас  и взглядом
поторопил надолго  замолчавшего  собеседника. Тот, ломая усыпанные перстнями
пухлые  руки, воскликнул: "Г-н Ф. -- это мой  единственный сын Пьер Фехтель!
Его ждет эшафот! Спасите его!"
     "Вас неверно информировали о роде моей деятельности. Я не спасаю жизнь,
я отнимаю  ее", -- улыбнулся тонкими губами Ахимас. Банкир горячо  зашептал:
"Мне  сказали, что вы творите чудеса. Что, если не возьметесь вы  -- значит,
надежды  нет.  Умоляю  вас. Я заплачу.  Я очень  богатый  человек,  господин
Вельде, очень".
     Ахимас  после  паузы спросил:  "Вы  уверены, что вам нужен  такой сын?"
Фехтель-старший ответил без  колебаний, было  видно, что этот вопрос  он уже
задавал себе  сам:  "Другого  сына у  меня  нет  и не будет.  Он  всегда был
непутевым мальчиком, но душа у него добрая.  Если мне  удастся вызволить его
из этой истории, он получит урок на всю жизнь. Я виделся с  ним в тюрьме. Он
так напуган!"
     Тогда Ахимас попросил рассказать о предстоящем процессе.
     "Непутевого"  наследника   должны   были  защищать  два  самых  дорогих
адвоката.   Линия   защиты   строилась   на   доказательстве   невменяемости
обвиняемого. Однако, по  словам  банкира,  шансов на  благоприятный  вердикт
медицинских экспертов  мало -- они  так ожесточены против мальчика, что даже
не    согласились    на   "беспрецедентно    высокий   гонорар".   Последнее
обстоятельство, кажется, потрясло господина Фехтеля-старшего больше всего.
     В первый  день процесса адвокаты должны были  объявить,  признает ли их
подзащитный  себя виновным. Если  да -- приговор вынесет  судья; если нет --
решение будут принимать присяжные. В случае, если психиатрическая экспертиза
сочтет Пьера Фехтеля ответственным за свои поступки, защитники рекомендовали
пойти по первому пути.
     Дело   в  том,   горячась  объяснил  безутешный  отец,  что  палачи  из
министерства юстиции выбрали Мерлен неслучайно --  трое из пропавших девочек
жили именно  в этом городке.  "Честного  суда  в  Мерлене не  будет", -- так
выразился банкир. Население  городка возбуждено до  крайности. Вокруг здания
суда  по  ночам жгут костры.  Позавчера в тюрьму  пыталась ворваться  толпа,
чтобы растерзать арестованного -- пришлось утроить охрану.
     Господин  Фехтель провел тайные переговоры  с  судьей,  и  тот оказался
человеком разумным.  Если решение  будет зависеть от  него, мальчик  получит
пожизненное  заключение.  Но это мало что даст. Предубеждение публики против
Брюссельского Крысолова  столь велико,  что  прокурор  наверняка опротестует
такой приговор и будет назначено повторное разбирательство.
     "Вся надежда только на вас,  господин Вельде, --  сказал  в  заключение
банкир. --  Я  всегда считал себя  человеком,  для которого  невозможного не
существует. Но в данном случае я бессилен, а речь идет о жизни моего сына".
     Ахимас с любопытством  смотрел в багровое лицо миллионера. Было  видно,
что  этот  человек не  привык  проявлять эмоции. Например сейчас,  в  момент
сильнейшего потрясения, его толстые губы расползались в нелепой улыбке, а из
одного глаза стекала  слеза. Это было интересно: непривыкшее к экспрессивной
мимике лицо  не  умело  изобразить  гримасу  скорби.  "Сколько?"  -- спросил
Ахимас.  Фехтель  судорожно   сглотнул.  "Если  мальчик  останется   жив  --
полмиллиона франков. Не бельгийских,  французских", -- поспешно  добавил он,
когда собеседник ничего не сказал.
     Ахимас кивнул, и в глазах банкира вспыхнул безумный огонек. Точно таким
же огоньком загорались глаза  тех сумасбродов, кто ставил у рулетки все свои
деньги на зеро. Этот огонек назывался "а вдруг?". С той лишь разницей, что у
господина Фехтеля деньги  явно были не последние. "Если  же вам  вдруг... --
голос банкира дрогнул. -- Если вам удастся не только спасти Пьеру  жизнь, но
и вернуть ему свободу, вы получите миллион".
     Такой гонорар Ахимасу еще никогда не предлагали. Он по привычке перевел
сумму в английские фунты (без малого тридцать тысяч), в американские доллары
(семьдесят  пять тысяч) и в рубли (вышло больше трехсот тысяч). Много, очень
много.
     Чуть прищурившись, Ахимас медленно проговорил: "Пусть ваш сын откажется
от психиатрической  экспертизы,  объявит  себя невиновным и  потребует  суда
присяжных. А ваших дорогих адвокатов увольте. Я сам найду адвоката".

0

28

11
     Этьен  Ликоль жалел только  об  одном -- что матушка не дожила. Как она
мечтала, что ее мальчик выучится на адвоката  и облачится в черную  мантию с
белым прямоугольным галстуком. Плата за учение в университете съедала всю ее
вдовью пенсию, матушка скупилась на докторов и лекарства и вот не  дожила --
умерла прошлой весной.  Этьен стиснул  зубы,  не  дал себе расклеиться. Днем
бегал по урокам, учебники штудировал по ночам,  и  доучился-таки -- заветный
диплом с  королевской  печатью  был получен.  Матушка могла  гордиться своим
сыном.
     Прочие  выпускники,  новоиспеченные  адвокаты,  звали его  в загородный
ресторан  -- "обмыть  мантию", но  Этьен отказался. У него не было денег  на
кутежи,  а  главное  -- хотелось в такой  день  побыть  одному.  Он медленно
спускался  по широкой  мраморной лестнице Дворца Правосудия,  где  проходила
торжественная церемония.  Весь город с  его шпилями, башнями и  статуями  на
крышах  лежал  внизу,  у  подножия  холма.  Этьен  остановился,  наслаждаясь
пейзажем, который казался ему  приветливым и  гостеприимным. Брюссель словно
раздвигал  объятья  навстречу  новоиспеченному  мэтру  Ликолю  и  сулил  ему
множество самых разных сюрпризов -- в основном, конечно, приятных.
     Кто спорит, диплом -- это лишь полдела. Без связей и полезных знакомств
хороших  клиентов  не  найти.  Да  и  все   равно  нет  средств  обзавестись
собственной конторой. Придется идти  в помощники к мэтру Винеру или  к мэтру
Ван  Гелену.  Ну да  это ничего -- хоть  какое-то жалование  все равно  ведь
положат.
     Этьен Ликоль прижал  к  груди папку, в  которой лежал  диплом с красной
печатью, подставил лицо теплому сентябрьскому солнцу и зажмурился от полноты
чувств.
     В этом нелепом положении и застал его Ахимас Вельде.
     Паренька он  присмотрел еще  в зале, когда  звучали  скучные напыщенные
речи.  По  типажу  юнец  подходил  идеально: миловидный,  но  не  красавчик.
Тоненький,   узкоплечий.   Широко  раскрытые  честные  глаза.   Когда  вышел
произносить  слова  клятвы,  голос  тоже  оказался  подходящий  --  звонкий,
мальчишеский, дрожащий от волнения. Лучше же всего было то, что сразу видно:
не какой-нибудь барчук, а плебейская косточка, работяга.
     Пока  длилась  бесконечная  церемония, Ахимас  успел  навести  справки.
Рассеялись последние сомнения: идеальный материал. Оставались пустяки.
     Он неслышно приблизился к худенькому юноше и откашлялся.
     Этьен  вздрогнул,  открыл глаза,  обернулся. Перед  ним  стоял  невесть
откуда  взявшийся  господин  в  дорожном  сюртуке,  с  тросточкой.  Глаза  у
незнакомца были серьезные, внимательные. И цвета не совсем обычного -- очень
уж  светлые. "Мэтр Ликоль?" --  спросил человек  с легким  акцентом.  Этьена
впервые назвали "мэтром", это было приятно.
     Как  и  следовало ожидать,  мальчик сначала  просиял,  узнав,  что  ему
предлагают вести дело, а когда прозвучало  имя клиента,  пришел в ужас. Пока
возмущался,  размахивал  руками, твердил, что  этого негодяя,  это  чудовище
никогда и ни за что защищать не станет, Ахимас молчал. Заговорил лишь тогда,
когда Ликоль, исчерпав запас негодования, промямлил: "Да и не справиться мне
с  таким делом. Видите  ли, мсье,  я  пока  еще очень  неопытен, только  что
получил диплом".
     Тут настал черед  Ахимаса. Он  сказал:  "Вы  хотите двадцать,  а  то  и
тридцать лет работать за гроши, добывая деньги и славу для других адвокатов?
Да, году этак в 2025-ом  вы, наконец, накопите  нужное  количество сантимов,
чтобы  открыть  собственную  практику, но к тому времени  вы  будете  лысым,
беззубым  неудачником  с  больной печенью, а  главное,  из  вас вытечет весь
жизненный сок. Он по капле прольется у вас между пальцев, дорогой мэтр, -- в
обмен на  скопленные  гроши.  Я  же  предлагаю вам гораздо большее,  и прямо
сейчас. Уже в свои двадцать три года  вы получите хорошие  деньги  и громкое
имя.  Причем  даже в том случае,  если  процесс  будет проигран. Имя в вашей
профессии еще важней, чем деньги. Да, ваша слава будет с привкусом скандала,
но это лучше, чем всю жизнь прозябать  на  побегушках. Денег же вы  получите
достаточно, чтобы открыть собственную контору. Многие  вас  возневавидят, но
будут и  такие,  кто оценит мужество молодого адвоката, не побоявшегося идти
наперекор всему обществу".
     Ахимас минуту выждал,  чтобы у паренька  было время осознать сказанное.
Потом  перешел  ко второй части,  которая,  по  его разумению,  должна  была
оказать на мальчишку решающее воздействие.
     "А  может  быть,  вы просто боитесь?  Я слышал, вы  только  что клялись
"отстаивать  справедливость и право человека на судебную защиту невзирая  на
любые препоны  и давление"?  Знаете,  почему из  всех выпускников  я  выбрал
именно  вас? Потому что вы единственный, кто произнес  эти слова с настоящим
чувством. Во всяком случае, так мне показалось".
     Этьен  молчал,  с ужасом ощущая,  что  его  подхватывает  стремительный
поток, которому невозможно противиться.  "И главное, --  значительно понизил
голос  незнакомец.  --  Пьер Фехтель  невиновен. Он  никакой не  Крысолов, а
жертва стечения обстоятельств и неуемного полицейского  рвения.  Если вы  не
вмешаетесь, невинный человек пойдет на  эшафот. Да,  вам будет очень трудно.
На  вас  обрушится поток оскорблений, никто  не  захочет  давать показания в
пользу "чудовища". Но вы будете не одиноки. Вам буду помогать я. Оставаясь в
тени,   я  стану  вашими  глазами   И  ушами.  У  меня  уже  есть  кое-какие
доказательства, если не полностью подтверждающие невиновность Пьера Фехтеля,
то по  крайней  мере ставящие под сомнение улики  обвинения.  И  я раздобуду
еще".
     "Какие доказательства?" -- слабым голосом спросил Этьен.

0

29

12
     В маленьком зале мерленского городского суда, рассчитанном всего на сто
мест, набилось по меньшей мере человек триста, а еще больше народу толпилось
в коридоре и под окнами, на площади.
     Появление прокурора Ренана встретили  громом оваций. Когда  же привезли
преступника,  бледного  тонкогубого  мужчину с  близко  посаженными  черными
глазами  и некогда ухоженными, а теперь  растрепанными  и неровно  отросшими
бакенбардами,  в зале сначала  воцарилась мертвая тишина,  а  потом  грянула
такая буря, что судья, мэтр Виксен, сломал колокольчик, призывая собравшихся
к порядку.
     Судья  вызвал представителя защиты, и все впервые обратили  внимание на
щуплого молодого человека, которому  просторная адвокатская мантия была явно
велика. То бледнея, то краснея, мэтр  Ликоль лепетал что-то едва  слышное, а
на нетерпеливый вопрос  судьи,  признает ли себя подзащитный виновным, вдруг
звонко  пискнул:  "Нет,  ваша честь!" Зал снова  взорвался  негодованием. "А
такой с виду приличный юноша!" -- крикнул кто-то из женщин.
     * * *
     Процесс продолжался три дня.
     В первый день  выступали  свидетели  обвинения. Сначала -- полицейские,
обнаружившие страшную комнату и потом допрашивавшие арестованного. По словам
комиссара,  Пьер  Фехтель  дрожал,  путался  в  показаниях,  не  мог  ничего
объяснить и сулил огромные деньги, если его оставят в покое.
     Садовник, донесший в полицию о подозрительных  криках, в суд не явился,
но он  был  и не  нужен.  Прокурор  вызвал свидетелей, которые живо  описали
беспутство и  развратность  Фехтеля, вечно  требовавшего  в  борделях  самых
молоденьких  и  субтильных   девушек.   Мадам  одного  из  домов  терпимости
рассказала,  как  обвиняемый  мучил  ее "дочурок"  раскаленными  завивочными
щипцами, а  бедняжки  терпели, потому  что за каждый ожог негодяй  платил по
золотому.
     Зал разразился аплодисментами, когда человек, видевший, как  уезжала  в
карете  цветочница Люсиль Лану (чью голову с выколотыми глазами и отрезанным
носом  нашли потом  в бочке), опознал в Фехтеле того  самого господина,  что
расписывал чудесные возможности механического пианино.
     Присяжным предъявили улики: орудия истязаний, фотографический аппарат и
пластины, обнаруженные в потайной комнате. Выступил фотограф мсье Брюль, три
года назад обучавший Пьера Фехтеля искусству съемки.
     Напоследок  присяжным предъявили альбом с  фотографическими карточками,
найденный  в страшном подвале. Публике и журналистам фотографии не показали,
но один из присяжных упал в обморок, а другого вырвало.
     Адвокат  Ликоль  сидел, по-ученически  склонив  голову и все  показания
старательно записывал в тетрадь.  Когда  ему продемонстрировали карточки, он
стал белее мела и пошатнулся. "Вот-вот, полюбуйся, мозгляк!" -- крикнули  из
зала.
     Вечером,  по окончании заседания был инцидент:  когда Ликоль выходил из
зала, к нему подошла мать одной из убитых девочек и плюнула в лицо.
     * * *
     Во  второй  день свидетелей допрашивал  защитник.  Он поинтересовался у
полицейских, кричали ли они на арестованного.  ("Нет,  мы с ним целовались",
-- саркастически ответил комиссар под одобрительный хохот зала.)
     У  свидетеля  похищения  Люсиль  Лану  адвокат  спросил,  видел  ли  он
человека,  с  которым  уехала  цветочница,  анфас. Нет,  не  видел,  ответил
свидетель, но зато он очень хорошо запомнил бакенбарды.
     Далее  мэтр  Ликоль  хотел знать,  какого  рода  фотографии  делал Пьер
Фехтель,  когда  учился  любительской  съемке.  Оказалось,  что  он   снимал
натюрморты,  пейзажи и  новорожденных  котят. (Это сообщение  было встречено
свистом  и  улюлюканьем, после  чего  судья  велел вывести  из зала половину
зрителей).
     В  заключение адвокат потребовал, чтобы  в  суд принудительно доставили
главного свидетеля, садовника, и заседание было прервано на час.
     В перерыве  к  Ликолю подошел местный  кюре  и спросил, верует  ли он в
Господа  нашего  Иисуса.  Ликоль  ответил,  что  верует  и  что  Иисус  учил
милосердию к грешникам.
     По возобновлении заседания пристав объявил, что садовника нет и что его
никто не  видел уже три дня.  Адвокат  вежливо поблагодарил  и сказал-,  что
больше вопросов к свидетелям не имеет.
     Далее  наступил звездный час прокурора; который блестяще провел  допрос
обвиняемого. Пьер  Фехтель не смог удовлетворительно  ответить  ни  на  один
вопрос.  На  предъявленные  ему  фотографические  карточки   долго  смотрел,
сглатывая  слюну. Потом  сказал,  что  видит их впервые. На вопрос,  ему  ли
принадлежит фотоаппарат  марки  "Вебер и сыновья", пошептавшись с адвокатом,
сказал, что да, ему,  но что  он утратил интерес к фотографии еще год назад,
засунул аппарат на чердак  и с тех пор его не  видел. Вопрос о том, может ли
обвиняемый смотреть в глаза родителям  девочек,  вызвал бурю  оваций,  но по
требованию защиты был снят.
     Вечером, вернувшись в гостиницу, Этьен  увидел, что его вещи  выброшены
за дверь и валяются в грязи. Мучительно краснея, он ползал на  четвереньках,
собирая  свои  заштопанные  кальсоны  и   испачканные  манишки  с  бумажными
воротничками.
     Полюбоваться  этой  сценой собралась целая  толпа, осыпавшая "продажную
тварь" руганью.  Когда Этьен, наконец, уложил вещи  в  новый, специально для
поездки купленный саквояж, к нему подошел местный кабатчик и наотмашь влепил
две пощечины, громогласно объявив: "Это тебе вдобавок к гонорару".
     Поскольку ни одна из трех других мерленских гостиниц принять  Ликоля не
пожелала,  мэрия   предоставила  адвокату  для  ночлега  домик  станционного
сторожа, который в прошлом месяце ушел на пенсию, а нового еще не взяли.
     Наутро  на белой  крашеной стене  домика появилась  надпись  углем: "Ты
сдохнешь, как собака!".
     * * *
     В  третий   день  прокурор  Ренан  превзошел   сам  себя.  Он  произнес
великолепную обвинительную речь, продолжавшуюся с десяти  утра до трех часов
дня. В зале рыдали и сыпали проклятьями. Присяжные, солидные мужчины, каждый
из которых платил налог не  меньше пятисот франков в год, сидели насупленные
и суровые.
     Адвокат  был  бледен  и -- в зале заметили  --  несколько  раз  как  бы
вопросительно  оглядывался  на  своего  подзащитного.  Но тот сидел,  втянув
голову  в  плечи  и закрыв  лицо руками. Когда  прокурор потребовал смертной
казни,  публика в  едином  порыве поднялась и стала скандировать  "э-ша-фот,
э-ша-фот!"  Плечи  Фехтеля  задергались  в  судороге,  пришлось  давать  ему
нюхательную соль.
     Слово  защите  было   предоставлено   после  перерыва,  в  четыре  часа
пополудни.
     Ликолю  долго не давали говорить  -- нарочно  шуршали  ногами, скрипели
стульями,  громко  сморкались.  Багровый  от волнения адвокат  ждал,  комкая
листок, исписанный ровным почерком отличника.
     Но  начав говорить, Этьен в листок  ни  разу  не заглянул. Вот его речь
слово   в  слово,  напечатанная   в  вечерних  выпусках   газет   с   самыми
уничижительными комментариями.
     "Ваша  честь  господин  судья, господа  присяжные.  Мой подзащитный  --
слабый, испорченный и даже порочный  человек. Но вы  ведь судите  его не  за
это...  Ясно одно:  в доме  моего  подзащитного, точнее  в  потайной комнате
подвала, о существовании которой Пьер Фехтель  _мог  и  не знать_, произошло
страшное  преступление.  Целый  ряд  преступлений.  Вопрос  в  том,  кто  их
совершил. (Голос громко: "Да уж, загадка". Смех в зале).
     У  защиты  есть  своя версия.  Я  предполагаю,  что  убийства  совершал
садовник Жан Вуатюр, сообщивший в полицию  о загадочных криках. Этот человек
ненавидел  хозяина, потому что тот за  пьянство снизил  ему жалование.  Есть
свидетели,  которых  при необходимости можно вызвать, -- они подтвердят этот
факт. Характер  у садовника  странный, неуживчивый. Пять  лет  назад от него
ушла  жена,  забрав  детей. Известно,  что у  людей такого типа, как Вуатюр,
часто  развивается  болезненная  чувственность  вкупе  с агрессивностью.  Он
хорошо знал устройство дома и легко мог устроить потайную комнату без ведома
хозяина. Мог он  и взять  с чердака надоевший  мсье Фехтелю фотоаппарат, мог
научиться им  пользоваться.  Мог  брать одежду хозяина  во время  его частых
отлучек.  Мог  приклеить фальшивые  бакенбарды,  которые так легко опознать.
Согласитесь, что  если  бы Пьер Фехтель шел на такие тяжкие преступления, он
давно избавился бы от столь  явной приметы. Поймите  меня правильно, господа
присяжные. Я не утверждаю, что  садовник сделал все  это -- лишь  то, что он
_мог_  все это  сделать. Главный же вопрос -- почему садовник, давший толчок
всему следствию, столь внезапно исчез? Объяснение возможно только одно -- он
испугался, что на суде его истинное участие в  деле  будет раскрыто, и тогда
он понесет заслуженную кару... -- До сего  места мэтр Ликоль говорил складно
и даже живо, но тут вдруг  запнулся. -- И я вот что еще хочу сказать. В этой
истории  много  неясного.  Если  честно,  я  сам  не  знаю, виновен  ли  мой
подзащитный. Но пока остается хоть тень сомнения -- а  в этой истории, как я
вам  только  что  продемонстрировал,  сомнений   много  --  нельзя  человека
отправлять  на  казнь.   На  факультете  меня  учили,  что  лучше  оправдать
виновного, чем  осудить  невиновного... Вот и  все,  что  я  хотел  сказать,
господа".
     В  десять  минут  пятого речь  была закончена.  Адвокат  сел  на место,
вытирая покрытый испариной лоб.
     В зале  кое-где  раздались  смешки, но общее  впечатление от  речи было
смешанным. Репортер "Суар" слышал (и потом написал  в газете), как известный
адвокат  Ян Ван Бреверн сказал  соседу,  тоже юристу: "Мальчишка в  сущности
прав.  С  точки  зрения высшего смысла юриспруденции. Но в данном случае это
ничего не меняет".
     Судья позвонил  в колокольчик,  укоризненно  покачал головой, глядя  на
несолидного защитника: "Я полагал,  что речь мэтра Ликоля продлится до конца
сегодняшнего  заседания  и   еще   все  завтрашнее  утро.  Сейчас  же   я  в
затруднении... Объявляю сегодняшнее заседание  закрытым. Напутственное слово
присяжным  я произнесу завтра утром. После  чего вы, господа,  удалитесь для
вынесения вердикта".
     Но наутро заседание не состоялось.
     Ночью был пожар. Спалили будку станционного сторожа. Мэтр Ликоль сгорел
заживо,  потому  что  дверь  была  подперта  снаружи. На  закопченной  стене
осталась  надпись  "Ты  сдохнешь,  как  собака"  -- никто  не  удосужился ее
стереть. Свидетелей поджога не обнаружилось.
     Процесс  был  прерван   на   несколько  дней.  В  общественном   мнении
происходили  неуловимые,  но  несомненные   перемены.  Газеты   перепечатали
последнюю  речь  мэтра  Ликоля   еще   раз,  но  уже  без  глумления,   а  с
сочувственными  комментариями  уважаемых  юристов.  Появились   трогательные
репортажи о  короткой и  трудной  жизни  паренька из бедной семьи,  пять лет
учившегося в университете, чтобы пробыть адвокатом  чуть  больше  недели.  С
газетных полос  на читателей смотрели рисованные портреты: мальчишеское лицо
с большими, искренними глазами.
     Гильдия  адвокатов  опубликовала   декларацию  в  защиту  свободного  и
объективного судопроизводства,  которое  не  должно подвергаться  шантажу со
стороны эмоционального и скорого на расправу общества.
     Завершающее заседание состоялось на следующий день после похорон.
     Сначала  по  предложению  судьи  присутствующие  почтили память  Этьена
Ликоля минутой молчания. Встали  все,  даже  родители  погибших  девочек.  В
напутственном  слове  судья Виксен  порекомендовал присяжным не  поддаваться
давлению  извне и напомнил, что, когда речь идет о  смертной казни,  вердикт
"виновен" считается  действительным, если за  него  проголосовали по меньшей
мере две трети заседателей.
     Присяжные  совещались  четыре  с  половиной часа.  Семь  из  двенадцати
сказали "невиновен"  и  потребовали  от  суда  освободить  Пьера Фехтеля  за
недостаточностью доказательств.
     * * *
     Трудная  работа была исполнена  чисто.  Труп  садовника лежал  в  яме с
негашеной  известью. Что  же  касается  мальчика-адвоката,  то  он умер  без
мучений  и  страха  --  Ахимас убил его  во  сне, еще  до того,  как  поджег
сторожку.

0

30

14

     В  год своего тридцатитрехлетия  Ахимас  Вельде  стал подумывать, не пора  ли
удалиться от дел.
     Нет,  он  не  пресытился   работой  --   она  по-прежнему  давала   ему
удовлетворение и заставляла  его спокойное  сердце  биться чуть  быстрей. Не
потерял он и форму -- наоборот, достиг самого пика зрелости и мастерства.
     Причина была другая. Из работы ушел смысл.
     Сам процесс убийства удовольствия Ахимасу не  приносил, кроме тех очень
редких случаев, когда примешивалось личное.
     С убийствами  обстояло просто. Ахимас существовал во вселенной один, со
всех  сторон окруженный самыми разными формами _чужой  жизни_ -- растениями,
животными,   людьми.   Жизнь   эта   находилась  в  беспрерывном   движении:
зарождалась,  изменялась,  прерывалась. Наблюдать за ее  метаморфозами  было
интересно,  еще интереснее -- влиять на них посредством своих действий. Если
вытоптать живое  на  одном  участке вселенной,  в  целом от  этого мало  что
менялось  -- жизнь  с  восхитительной  цепкостью  заделывала  образовавшуюся
брешь. Иногда жизнь представлялась Ахимасу буйно заросшим газоном, в котором
он   выстригал   линию   своей  судьбы.   Тут  требовались  аккуратность   и
обдуманность: не  оставлять мешающих травинок, но и не трогать лишних, чтобы
не нарушился ровный и чистый контур. Оглядываясь на пройденный  путь, Ахимас
видел не срезанную траву, а идеальную траекторию своего движения.
     До  сих  пор  стимулов для  работы было  два: найти решение и  получить
деньги.
     Однако  первое занимало Ахимаса  уже не так,  как  раньше  --  для него
осталось мало по-настоящему трудных задач, решать которые было интересно.
     Понемногу утрачивало смысл и второе.
     На  номерном счете в  цюрихском банке лежало  без малого семь миллионов
швейцарских франков. В  Лондоне,  в сейфе  банка "Бэринг",  хранилось ценных
бумаг и золотых слитков на семьдесят пять тысяч фунтов стерлингов.
     Много ли денег нужно человеку, если  он не коллекционирует произведения
искусства  или  бриллианты,  не  строит  финансовую  империю  и  не  одержим
политическим честолюбием?
     Расходы Ахимаса устоялись: двести-триста тысяч евро в год уходило на
обычные  траты,  еще  в сто тысяч обходилось содержание виллы. Деньги за нее
были  выплачены  полностью  еще  в позапрошлом году,  все  два  с  половиной
миллиона.  Дорого, конечно,  но к 33 годам у  человека должен быть  свой
дом. Семьи, если человек особого склада, может и не быть, а дом нужен.
     Своим  жилищем  Ахимас  был  доволен.   Дом   полностью  соответствовал
характеру владельца.
     Над Женевским озером, на самом  краю узкой  скалы прилепилась небольшая
вилла белого  мрамора. С одной  стороны  -- пустое,  вольное пространство, с
другой -- кипарисы. За кипарисами -- высокая каменная стена, за ней отвесный
спуск в долину.
     Ахимас мог  часами сидеть  на веранде,  что  висела  над водной гладью,
смотреть на озеро и на дальние горы. Озеро и горы тоже были формой жизни, но
без суеты  и  возни, присущей  фауне и флоре.  С  этой  формой жизни сделать
что-либо было трудно, она не зависела от Ахимаса и потому вызывала уважение.
     В саду, среди кипарисов, белел изящный эрмитаж с  круглыми башенками по
углам. В эрмитаже жила черкешенка  Лейла. Ахимас привез ее прошлой осенью из
Константинополя.    С    парижским   агентством    и   ежемесячной    сменой
профессиональных  женщин было давно покончено -- наступил момент,  когда они
перестали казаться Ахимасу такими уж разными. У него выработался свой вкус.
     Вкус  был такой:  женщина  должна  быть  красивой  без  приторности,  с
природной  грацией,  не слишком разговорчивой,  страстной  без навязчивости,
нелюбопытной и главное -- обладающей  женским  инстинктом, который позволяет
безошибочно чувствовать настроение и желания мужчины.
     Лейла  была почти идеальной.  Она  могла  с  утра до вечера расчесывать
длинные черные  волосы, напевать,  играть сама  с собой в  нарды. Никогда не
дулась, не требовала внимания.  Кроме  родного  языка она  знала турецкий  и
чеченский, поэтому  разговаривать с ней мог только Ахимас, с прислугой Лейла
объяснялась жестами.  Если же ему  хотелось развлечься, она знала  множество
увлекательных  историй из  константинопольской жизни -- раньше  Лейла жила в
гареме у великого везиря.
     В последнее время Ахимас брал работу редко, два-три раза  в год: или за
очень  большие деньги,  или  за какую-нибудь особенную  награду. Например, в
марте  поступил тайный заказ  от итальянского  правительства -- разыскать  и
уничтожить анархиста Джино  Дзаппу  по  прозвищу  Шакал, который намеревался
убить  короля  Умберто.  Террорист  считался  крайне  опасным  и  совершенно
неуловимым.
     Само по  себе  дело  оказалось несложным  (Шакала  выследили  помощники
Ахимаса, а ему самому осталось только съездить в Лугано и один раз нажать на
спусковой крючок), но  примечателен был обещанный гонорар. Во-первых, Ахимас
получил  итальянский  дипломатический  паспорт на  имя  кавалера  Вельде,  а
во-вторых, привилегию на покупку острова Санта-Кроче в Тирренском море. Если
бы Ахимас пожелал воспользоваться привилегией и выкупить этот  клочок  суши,
он   получил   бы   не   только   титул   графа  Санта-Кроче,   но  и  право
экстерриториальности,  что  выглядело  особенно  привлекательно.  Сам   себе
государь, сам себе полиция, сам себе суд? Хм.
     Из любопытства  Ахимас съездил взглянуть на  остров и был околдован им.
Там не  было  ничего примечательного,  только скалы, пара  оливковых  рощиц,
бухта. По берегу весь островок можно было обойти за час. Последние четыреста
лет здесь  никто  не жил,  лишь  изредка  заплывали  рыбаки  пополнить запас
пресной воды.
     Графское звание Ахимаса привлекало мало, хотя в  путешествиях по Европе
громкий титул иногда небесполезен. Но собственный остров?
     Там  он  мог  бы быть  наедине  с  морем  и небом.  Там  можно  создать
собственный мир, принадлежащий только ему одному. Заманчиво.
     Удалиться на  покой.  Плавать под  парусом,  охотиться на  горных  коз,
чувствовать, что время остановилось и неотличимо от вечности.
     Хватит приключений, уж не мальчик.
     И, может быть, обзавестись семьей?
     Не то чтобы  он  думал о семье всерьез  -- скорее для  гимнастики  ума.
Ахимас знал,  что  семьи у  него никогда  не  будет. Он  боялся  того,  что,
лишившись одиночества, станет бояться смерти. Как боятся ее другие.
     Сейчас  он  не  страшился смерти вовсе. Это  составляло  фундамент,  на
котором стояло крепкое здание, именуемое Ахимасом  Вельде. Ну, даст пистолет
осечку, или жертва окажется чересчур ловкой и удачливой. Тогда Ахимас умрет,
только и всего. Это значит, что больше ничего не будет. Кто-то из древних --
кажется, Эпикур, -- по этому поводу уже все сказал: пока есть я, смерти нет,
а когда придет она, то не будет меня.
     Ахимас Вельде пожил и повидал достаточно. Только  любви не знал, но это
уже из-за  профессии. Привязанность  ослабляет, а любовь -- та вовсе  делает
беззащитным. Ахимас же был неуязвим. Поди возьми человека, который ничего не
боится, никем и ничем не дорожит.
     Но собственный остров -- об этом стоило поразмыслить.
     Возникала одна проблема  -- финансовая. Выкуп  привилегии стоил дорого,
на это ушли бы  все средства  из цюрихского и лондонского  банков. А на  что
обустраивать  свое  графство? Можно  продать  виллу, но  этого, пожалуй,  не
хватит. Тут нужен капитал поосновательней.
     Или же выкинуть эти фантазии из головы?
     Однако  свой остров -- это  больше, чем своя скала,  а море больше, чем
озеро. Можно ли довольствоваться малым, если тебе предлагается большее?
     * * *
     Вот какого рода раздумья занимали Ахимаса, когда  его посетил человек в
маске.

0